ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ
Совместно с Эдуардом Володарским
ВЕНСКИЕ КАНИКУЛЫ
Киноповесть

Эдуард Володарский. Как мы писали сценарий...

...Туманное майское утро. Сквозь зыбкую пелену виден лагерь, бетонные столбы с натянутой проволокой под током высокого напряжения, ровные прямоугольные баржи, чисто подметенный плац, здание комендатуры, вышки с пулеметами и погашенными прожекторами...

Титр: "БЫЛО 2 МАЯ 1945 ГОДА. ДО КОНЦА ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ ОСТАВАЛОСЬ НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ..."

Из комендатуры выскочил офицер-эсэсовец, на ходу торопливо застегивая мундир, что-то крича часовым у ворот и на вышках. Следом за ним выбежал еще один офицер, на ходу читая телеграфную ленту. Стали разворачиваться дула пулеметов на молчаливые бараки с заключенными.

- Быстрее!- кричал первый офицер,- приказ Гиммлера!! Всех к черту! Всех! Быстрее!!

Из здания, где размещалась охрана, стали выбегать солдаты с овчарками на длинных поводках. Собачий остервенелый лай нарушил утреннюю тишину. Солдаты врывались в бараки, пинками и ударами прикладов автоматов поднимая с нар заключенных. Сквозь собачий лай слышны отдельные команды, среди которых чаще всего повторялось:

- Шнель! Быстро! Быстро!

Сонные, изможденные заключенные медленно поднимались, выходили из бараков, начали строиться в колонну. Эсэсовцы подгоняли их ударами прикладов.

Даниэль, высокий, худой, с копной желтых волос, проснулся от собачьего лая. Спустился с нар, прихватил с собой затрепанный томик Библии.

- Эй, ксендз, что это они подняли нас так рано?- спросил его кто-то по польски.

Даниэль пожал плечами, направился к выходу.

А Жерар спал так крепко, что соседи по нарам трясли его за плечи, а потом солдат больно ткнул его дулом автомата под ребра. Жерар проснулся, медленно сполз с нар, зябко поеживаясь.

- Что это они сегодня озверели?- спросил кто-то, проходя мимо.

- Американцы близко,- улыбнулся Жерар и прислушался:- Слышите?

Сквозь крики солдат и лай собак явственно слышалась близкая артиллерийская канонада.

- А мне Марсель снился, черт побери,- вновь улыбнулся Жерар.

- Они нам сейчас покажут и Марсель, и Рио-де-Жанейро,- зло проговорил кто-то.

Майское солнце резало глаза, и заключенные, выходя из бараков, на мгновение останавливались, щурились. Только один смотрел на свет твердо и тяжело, угловатое лицо было неподвижным. Это яркое майское утро злило его. Это был Владимир.

Эсэсовец сильно ударил прикладом одного из заключенных и тот, сморщившись от боли, оттолкнул его:

- С ума сошел, собака!

И тут же прогремела автоматная очередь. Заключенный, скорчившись, упал на землю. Все на мгновение замерли, оторопело смотрели на убитого. А солдаты продолжали кричать, и так же остервенело лаяли собаки, бросаясь на заключенных... Один заключенный, чем-то похожий на итальянца, с черными, чуть вьющимися волосами, вдруг наклонился к убитому, потрогал руку, покачал головой:

- Мертвый...- пробормотал он по-русски, но с легким гpузинским акцентом, и руками утер лицо с горбатым, резко выдающимся вперед носом.- Перед концом бесятся, дьяволы...

Даниэль остановился возле приземистого толстяка-австрийца в черном мундире с унтер-офицерскими погонами. Мундир помят и сидел на толстяке нескладно, на животе оторвана пуговица. Это были уже далеко не те бравые "СС", что в начале войны.

- Что это сегодня такая паника, папаша Штольц?- спросил Даниэль.- На работу подняли на полтора часа раньше.

- Это не на работу, святой отец,- оглянувшись по сторонам, вполголоса ответил "папаша" Штольц.- Как католик католику могу сказать вам - это не на работу. Это ликвидация. Пришел приказ Гиммлера. Ликвидировать срочно всех!- И он опять в страхе оглянулся.

- Но... зачем?- растерянно переспросил Даниэль.- Кто будет работать на заводе?

Работать больше не нужно... Американцы в тридцати километрах. Помоги нам, Господи! Читайте Библию, святой отец, читайте Библию...

Слова унтер-офицера Штольца слышал не один Даниэль. Совсем неподалеку от него в это время оказался Владимир и вышедший из барака Жерар.

- Кажется, это ликвидация...- также тихо ответил Владимир.

- Быстро! Быстро!- орал старший офицер, и уже построившаяся колонна заторопилась к воротам лагеря.

Горбоносый грузин - это Вахтанг - оказался в середине колонны. Он и многие заключенные почувствовали неладное, с тревогой оглядывались по сторонам.

А вокруг - горы. Высокие, с темными изломами трещин, где голубел под солнцем лед, со снежными шапками на вершинах. Горы сжимали маленький лагерь со всех сторон, скалистые кручи нависали над небольшим плато, и узкая дорога петляла от лагерных ворот.

Все произошло в одно мгновение. Колонна заключенных вышла из лагеря, только ее хвост еще задержался в воротах. Среди них - Жерар, Владимир и Даниэль. Они оглядывались по сторонам, взгляды скользили по проволочной ограде, по вышкам с пулеметами и дальше - по горным кручам, по петляющей по лесистым склонам горной дороге. Еще совсем немного и все будет кончено. В это яркое, майское утро... когда война издыхает... и освобождение близко...

Так получилось, что Жерар, Владимир и Даниэль оказались самыми последними в колонне. За спиной хрипели сорвавшиеся голоса овчарок.

Владимир переглянулся с Жераром, глазами указал ему на "папашу" Штольца и стал помогать "папаше" и еще одному солдату закрывать ворота лагеря. В эту же секунду Жерар прыгнул к другому солдату, ударом могучего кулака сбил его с ног с сдернул с его плеча автомат, и тут же бросился из ворот лагеря в другую сторону от колонны заключенных.

И тогда Даниэль, сунув за пазуху Библию, вырвал автомат из рук другого ошеломленного эсэсовца и тоже побежал из лагерных ворот по узкой каменистой дороге в противоположную от колонны заключенных сторону. И в то же мгновение Владимир повалил "папашу" Штольца, выдернул у него из кобуры пистолет и помчался вслед за Жераром и Даниэлем.

Все произошло в считанные секунды. И вот уже пришедшие в себя эсэсовцы кинулись за беглецами, спуская с поводков овчарок.

Пуще прежнего заволновалась колонна заключенных. Орали солдаты, загремели выстрелы. Горное эхо множило. И по-прежнему, как надежда на жизнь, слышалась издалека артиллерийская канонада.

- Это ликвидация!- закричали в колонне.- Нас ведут убивать!

И вот Вахтанг, протолкавшись к оцеплению, вдруг крикнул:

- Бейте их! Лучше погибнуть та-ак!- и кинулся на эсэсовца, и завязалась неравная борьба. Но тут же десятка два заключенных рванулись на оцепление, прорвали его и бежали по дороге, даже не зная, куда бежать, где искать спасения.

- Кончайте их тут, черт возьми!- по-немецки кричал старший офицер, стреляя в самую гущу колонны.

И гремели автоматные очереди, скашивая бегущих. Вахтанг прорвался с автоматом, заметался по дороге, не зная куда бежать, но вдруг увидел, как трое самых первых беглецов - Жерар, Владимир и Даниэль - кинулись по круче в спасительный сосновый и буковый лес. Они карабкались из последних сил, и трое солдат с овчарками настигали их. И следом за ними на кручу стал карабкаться Вахтанг. Пот заливал лицо, сердце, казалось, выпрыгивало из горла и автомат казался страшно тяжелым.

Вот Владимир обернулся, выстрелил на ходу из пистолета. Один эсэсовец упал. Даниэль упал на камень под деревом, ударила очередь из автомата. И тут собака нагнала Владимира, прыгнула ему на грудь, впилась клыками в плечо. Владимир несколько раз выстрелил ей в живот, сбросил обмякшую тушу животного.

Частыми очередями стрелял Даниэль. Двое эсэсовцев залегли, тоже открыли огонь.

И тут за спиной одного выросла фигура Вахтанга.

- Эй!- крикнул он и, когда лежащий за камнем немец обернулся, выпустил в него длинную очередь. И в следующее мгновение пули впились ему в плечо - это успел выстрелить другой эсэсовец, залегший неподалеку.

Даниэль тем временем вскочил и бросился в глубь леса. Вновь упал на землю, задыхаясь. Казалось, у него нет больше сил... На дороге была слышна частая беспорядочная стрельба, крики людей, лай собак...

Вот вторая овчарка настигла Жерара, прыгнула на него, когда он успел обернуться. Француз схватил ее за горло своими могучими руками, начал душить. Собака отчаянно рвалась из рук, хрипела, вывалив ярко-розовый язык.

Невдалеке от него лежал Владимир и видел, как метрах в двадцати похожий на итальянца заключенный перестреливался с залегшим за валуном солдатом. И вот "итальянцу" повезло - он попал, немец ткнулся лицом в землю, затих. Вахтанг еще раз нажал крючок, но в обойме патронов уже не было. Он привстал и глянул вниз на дорогу, вдруг закричал по-русски, с сильным акцентом грузина:

- Они всех убивают, проклятые звери!

Овчарка исходила пеной. Жерар отпустил ее, и животное упало на землю бездыханным. Конвульсивно задергались собачьи ноги. Жерар растерянно смотрел на нее:

- Я задушил ее... это же собака... я всегда любил собак...

- Это не собака,- зло ответил Владимир, выходя из-за дерева,- это такие же эсэсовцы... только в собачьих шкурах... Ты слышишь, они всех убивают... Ну, подождите, сучьи гады,- ругался Владимир и желваки перекатывались у него под скулами,- придет и ваша очередь. Придет, никуда не денетесь...

- А за нами больше никто не гонится,- Жерар огляделся. Им теперь не до нас... будут спасать свои шкуры...

- Тебя как зовут?- по-немецки спросил Владимира француз.

- Владимир...

- Ты русский?

- Русский,- по-немецки отвечал Владимир.- Я вон там видел, кажется, твоего соотечественника... Или итальянец. Он перестреливался вон с тем фрицем - видишь, валяется за валуном?- Два француза - это замечательно,- улыбнулся Жерар.- Итальянец тоже замечательно... Э-эй!

На зов из-за деревьев показалась согнувшаяся фигура Вахтанга. Одной рукой он держался за раненое плечо.

- Но был еще один,- сказал Жерар.- Сначала нас бежало трое. Тот был желтоволосый...

А выстрелы на дороге постепенно стихали. Смутно доносился рокот автомобильных моторов, команды офицеров.

- Вот он,- вдруг сказал Владимир,- Он рехнулся - побежал обратно к дороге.

Даниэль бежал к дороге. Сквозь стволы деревьев он видел, как из лагеря по дороге шли пять тяжелых грузовых автомашин. Остановились перед месивом человеческих трупов. Эсэсовцы быстро забирались в кузова машин

- Быстрее! Шнель!- слышались команды,- Американцы могут перерезать шоссе на Грюнвальд!

Несколько солдат еще ходили среди трупов, останавливались над ранеными и добивали их короткими очередями.

- Хватит!- закричал старший офицер.- Будь они прокляты! По машинам!

Громче взревели моторы, машины тронулись с места и покатили прямо по дороге, по мешанине трупов. Кровь большими пятнами залила каменистую дорогу. Причудливые лужи крови. Из-под колес грузовиков летели кровавые брызги, переламывались человеческие кости. Скрюченные мертвые тела лежали здесь и там... Даниэль изо всех сил бежал к дороге, отчаянно кричал:

- Негодяи! Ублюдки! Подлецы!

Жерар, Владимир и Вахтанг видели его с горного склона.

- Он с ума сошел,- сказал француз,- они его схватят!

- Черт с ним...- Владимир проверил патроны в обойме пистолета.- Раз ему так хочется...

- Как черт с ним?- вдруг по-русски с акцентом спросил Вахтанг.- Что говоришь, слушай? Как можно? Э-э-э! Сто-ой!- и он бросил автоматы и неловко побежал по склону вниз, держась за раненое плечо.

- Так он русский?- удивленно спросил Жерар.

- Советский...- ответил Владимир.- Кажется... грузин...

...Немцы уехали. Весеннее солнце заливало светом брошенный лагерь, горную дорогу, заваленную трупами заключенных. Даниэль брел среди убитых, бормотал вполголоса слова молитвы:

- Господи, прими с миром души усопших...

Появился на дороге Вахтанг. Левая сторона полосатой куртки у него заплыла кровью. Следом за ним появились на дороге, Жерар и последним, нагруженный автоматами,- Владимир.

Даниэль склонился над одним заключенным, тронул его за плечо:

- Збышек? Вставай, Збышек!.. Ты слышишь? Они ушли...- Даниэль все сильнее тряс мертвого за плечо, губы кривились, лицо исказила гримаса гнева и боли.- Ты слышишь меня, Збышек? Они ушли, грязные ублюдки! Ушли-и! Вставай, Збышек!

Жерар положил ему руку на плечо, но Даниэль резко сбросил ее. Все внимание поляка было приковано к мертвому Збышеку:

- Збышек! Вставай, дорогой! Мы свободны! Мы поедем домой!- Даниэль кричал и горное эхо множило его отчаянный крик.- Господи, не прощай им! За что, Боже милостивый, за что-о!? Никогда не прощай!! Мы будем жить, Збышек! Этим ублюдкам назло! Жи-и-ить, Збышек! Жи-и-ить!

Жерар пытался оттащить Даниэля от мертвого Збышека, но поляк сопротивлялся, на губах показалась пена, глаза, казалось, выскочат из орбит. Он вдруг упал рядом на дорогу, стал корчиться в судорогах, и слезы текли по изможденному лицу, и пена запузырилась в углах рта. Владимир и Вахтанг стояли и молча смотрели, как Жерар взвалил Даниэля на плечи, понес в сторону от дороги.

Владимир и Вахтанг пошли следом: Вдруг Владимир увидел мертвого немецкого солдата, подумал и начал стаскивать с него сапоги, брюки. Примерил на себя. Потом снял с солдата мундир. И вдруг замер - взгляд упал на лицо немца. Он совсем молод, этот солдат. Каменная белизна покрыла мертвое лицо немца. Красивое лицо человека. Русые волосы упали на лоб. Величие и жестокость смерти отпечатались на нем.

- Возьми пакет, пожалуйста,- вдруг услышал он голос Вахтанга.- У него на поясе пакет...

Владимир глянул на залитое кровью плечо Вахтанга, быстро разорвал индивидуальный пакет, потом помог грузину стащить с себя куртку, стал вытирать клоком ваты рану, пробормотал:

- Пули две тебе влепили... как минимум...- он быстро и умело бинтовал рану.

Жерар на обочине дороги, склонившись, слушал пульс Даниэля, потом посмотрел на подошедших Владимира и Вахтанга:

- Он совсем плох,- сказал Жерар.- Его нельзя бросать...

- А что делать?- Владимир присел рядом, вытер пот с лица.- И грузин ранен... две пули в плече - тоже врач нужен... Тебя как зовут, кацо?

- Вахтанг зовут,- коротко ответил тот, присаживаясь на землю.

- На, возьми надень,- Владимир протянул ему немецкий мундир с солдата, но гримаса отвращения передернула лицо Вахтанга:

- Это? Нет, никогда...

Они говорили по-русски, и Жерар не понимал. Спросил по-немецки:

- Помнишь, как нас водили на завод? Мы проходили в стороне большое имение... Фольварк или что-то в этом роде, помнишь?

- Ну... помню...- подумав, ответил Владимир.

- Это ведь недалеко... Там и еду достанем... и одежду, и какие-нибудь лекарства...

- Мы его не донесем... Он тяжелый... А у меня ноги дрожат...

- Я донесу,- улыбнулся Жерар.- Боши драпают - значит, в этом имении никого нет...- он нащупал под арестантской курткой Библию, достал ее.- В лагере все его называли ксендзом? Это значит священник?

- Да... по-польски...- ответил Владимир и лег на спину, глядя в чистое небо.

- Священника нельзя бросать,- совсем серьезно ответил Жерар.- Они всю жизнь пекутся о наших душах...

- Священника нельзя, а просто человека - можно, хе!- и Вахтанг покачал головой.

- Ты что, не говоришь по-немецки?- спросил его Жерар.

- Не хочу говорить...- также по-русски ответил Вахтанг.

- Что он сказал?- спросил Жерар Владимира.

- Он сказал, что не желает говорить по-немецки,- усмехнулся Владимир.

- Парле ву франсе?- спросил Жерар.

Вахтанг отрицательно покачал головой.

- Эспаньола? Ду ю спик инглиш?- допытывался Жерар.- Латинос?

Вахтанг опять отрицательно покачал головой.

- Видишь, Вахтанг,- повеселел Владимир,- выучил бы хоть один язык, сейчас как бы пригодилось.

- Он пять выучил,- кивнул в сторону Жерара Вахтанг.- Ему пригодилось?

Они негромко рассмеялись, потом Владимир сказал:

- Ничего не поделаешь, Жерар. Он будет говорить по-русски, а я вам буду переводить.

- Я могу говорить по-грузински,- сказал Вахтанг.

- Но я тогда не смогу переводить,- развел руками Владимир и они опять негромко рассмеялись...

К имению они добрались в середине дня. Задыхаясь и обливаясь потом, Жерар нес на себе Даниэля. Тот по-прежнему был без сознания, время от времени стонал:

- Збышек... Мы идем домой, Збышек...

- Давай я понесу,- сказал Владимир, отдавая свой автомат Вахтангу.- Ты сейчас свалишься...- он переложил поляка себе на плечи, сразу согнулся чуть не пополам, тяжело переставляя ноги.

За поворотом дороги выросла каменная ограда имения, чугунные, узорчатые решетки, за которыми - подстриженные газоны, аккуратно посыпанные красным толченым кирпичом дорожки. У гаража стояла черная машина марки "майбах".

Владимир положил Даниэля на землю, вытер потное лицо:

- Побудьте здесь... Я посмотрю, кто там есть,- он взял у Вахтанга автомат, пригнувшись, направился к имению. Жерар глянул на Вахтанга - повязка на плече пропиталась кровью, и видно было, что его трясет, как в лихорадке...

...Первым Владимир увидел шофера в ефрейторском мундире. Он вышел из гаража, неся в руках две канистры с бензином. Владимир выглянул из гаража, затем вышел к машине. Ефрейтор вздрогнул, увидев его, уронил канистры. Но немецкий мундир и сапоги успокоили его:

- Ты откуда? С фронта?

- С того света, паскуда,- по-русски ответил Владимир и выстрелил в шофера-ефрейтора. Немец переломился пополам, ничком повалился на землю. Владимир заглянул в гараж, затем быстро направился к дому.

Имение брошено. В комнатах, в большой зале с огромной хрустальной люстрой - везде следы поспешного бегства. Разбросанная в беспорядке одежда, осколки посуды, на стенах - пустые багетовые рамы без картин. Владимир осторожно шел по зале. Опрокинутое кресло, брошеные женские платья, чулки, шляпки, сапоги... Под ногами Владимира хрустели осколки стекла и фарфора... Столовая... Портрет фюрера против дверей. Его с собой не взяли. Тяжелые бронзовые подсвечники с оплывшими свечами, на полу пустые бутылки...

- Э-эй, Владимир... Где ты?- послышался из залы голос Вахтанга.

- Иди сюда!- позвал Владимир - Тут навалом жратвы!

В дверях столовой появился Вахтанг, следом за ним - Жервр.

- А где поляк?- спросил Владимир.

- Я положил его на диване... там, в гостиной,- отдуваясь, ответил Жерар.- Хорошо бы вызвать врача...- он подошел к столу, схватил с блюда кусок холодного жареного мяса, стал жадно рвать его зубами.

Владимир тоже съел несколько кусков, взял бутылку с вином, прочел надпись:

- Мозельское... Хрен с ним, пусть будет мозельское,- он отбил об стол горлышко и стал лить вино в рот, держа бутылку на расстоянии.

- У тебя ловко выходит!- улыбнулся Жерар, взял другую бутылку, тоже отбил горлышко, стал пить, но тут же отдернул горлышко ото рта.- Фу, черт, я порезал себе губы...

- Вахтанг, хочешь?- спросил Владимир.- Правда, это не твое знаменитое гурджаани, но с голодухи и бензин выпить можно... 1

- Спасибо, не хочу...- Вахтанг сидел в кресле, держась рукой за раненое плечо.

- А ты откуда родом, Вахтанг?- спросил Жерар.

- Тбилиси, слышал?

- Он говорит, что из Тбилиси, из Грузии,- пояснил Владимир.

- А что это? Где?- вытаращил глаза Жерар.

Вахтанг только презрительно цокнул языком и покачал головой.

Владимир бросил пустую бутылку, нашел пачку сигарет, торопливо закурил, жадно потягивая сладкий дым, вздохнул:

- Хорошо... кажется, я немного почувствовалсебя человеком...

Теперь они расположились в гостиной. Владимир развалился на диване, курил, пуская дым в потолок. Рядом с ним лежал в забытье Даниэль. В кресле сидел Вахтанг, а напротив него Жерар вертел диск телефона, пьяноватым голосом кричал в трубку:

- Фройлен! Нам нужен врач, немедленно! Это имение...- прикрыв ладонью трубку, он спросил Владимира.- Чье это имение?

- А черт его знает. Теперь это не имеет значения,- лениво ответил Владимир.- Имение - наше...

- Имение, которое возле подземного завода. Да! Немедленно! Хозяину плохо!

- Скажи, чтобы прислали еще двух медсестер... покрасивее,- посоветовал Владимир.

Жерар хихикнул, сказал в трубку:

- И двух медсестер! Что? Только одна? Давайте одну!- Он опять захихикал, прикрыв трубку.- Сказали, что сообщат в больницу...- он бросил трубку, включил приемник, начал настраивать его. Сквозь треск и мешанину звуков вдруг прорвалась русская речь. Торжественный голос сообщил, что сегодня, 2 мая 1945 года, после упорных ожесточенных боев советские войска окончательно овладели столицей фашистской Германии городом Берлином...

Владимир вскочил с дивана, напряженно слушал. И Вахтанг весь напрягся, глядя на приемник.

- Это по-русски,- сказал Жерар.- Что он говорит?

- Наши Берлин взяли...- шепотом ответил Владимир и повторил громче:- Вахтанг, ты слышал? Наши Берлин взяли! Наши!- потом по-немецки Жерару:- Наши Берлин взяли! Понимаешь!

Владимир кинулся к Вахтангу, порывисто обнял его, и тот сморщился от боли, чуть застонал, но тут же улыбнулся:

- Наши, Вахтанг! Наши взяли, мама родная, мамочка моя милая - наши, будь они все прокляты! Наши!

- Значит, войне крышка!- закричал Жерар.- Виват, Владимир! Виват... как его зовут, а?

- Вахтанг его зовут, черт бы тебя побрал, Вахтанг!- радостно пояснял Владимир и, схватив бутылку, стал пить из горлышка.

- Виват, Вах-танг...- по слогам произнес Жерар. Потом он увидел в углу гостиной патефон, подошел к нему, завел, поставил первую попавшуюся пластинку. Раздалась мелодия старого танго. Жерар подошел к Владимиру, церемонно раскланялся:

- Разрешите пригласить вас, мадемуазель...

Они неуклюже танцевали, улыбаясь друг другу. А Вахтанг в это время отошел к окну и стоял, глядя в парк, и по его неподвижному, заросшему щетиной лицу, медленно скатилась слеза. Одна, другая. А он все смотрел, и мир, искаженный слезами, искрился у него перед глазами... На диване громко застонал Даниэль. Жерар с тревогой посмотрел на него, пробормотал:

- Хотел бы я знать, где этот чертов врач...

- Даешь Берлин!- крикнул Владимир.- Жерар! Вахтанг! Поехали в Берлин! Желаю посмотреть, как фашистюги будут нам кланяться!- он выхватил пистолет из-за пояса куртки мундира и несколько раз выстрелил в люстру. Посыпались хрустальные осколки.

Вскочил с дивана Даниэль, бессмысленно огляделся:

- Где я?

- Берлин взяли!- по-немецки сказал ему Жерар.- Русские взяли Берлин! Эй, священник, как тебя зовут? Ты поляк?

- Поляк...- ответил тот.- Зовут Даниэль...

- Ты правда священник?- недоверчиво улыбнулся Жерар.

- Нет...

- А почему тебя в лагере называли ксендзом?

- Потому что со мной была Библия... Я всегда летал с Библией.- Даниэль вновь лег на диван. Лоб был покрыт каплями пота.

- Летал?- вздрогнул Владимир.- Ты летчик?

- Летчик...- едва слышно ответил Даниэль.

- Чудеса...- растерянно пробормотал Владимир.- И я летчик... Ты кто? Истребитель? Бомбардировщик?

- Бомбардир... Последний раз я вылетал на Гамбург... Меня подожгли прямо над городом...

- Ты летчик! И он летчик!- засмеялся Жерар.- А ведь я механик по самолетам, ха-ха! Веселая у нас подобралась компания! Вахтанг, а ты кто?

- Комроты...- односложно ответил Вахтанг.- Пехота...

- Он - пехота, царица полей!- весело пояснил Владимир.- Старлей или до капитана дослужился?

- Старлей.- также односложно ответил Вахтанг, глядя в окно.

За окном вдруг раздались звуки работающего автомобиля. Владимир схватил автомат, бросился к окну.

К особняку по дорожке подъехал автомобиль, остановился перед мраморными ступеньками. Из машины вылез сухонький, маленький старичок, одетый во все черное, в черном котелке, с саквояжем в руках. Вслед из машины показалась девушка в белом халате.

Владимир прицелился из автомата в старика, но Жерар успел отвести ствол в сторону:

- Ты с ума сошел! Это же врач!

Старичок увидел лежащего у гаража убитого ефрейтора, подошел, наклонился, послушал рукой сердце. Потом разогнулся и пошел к особняку, а на крыльце его уже ждал Владимир с автоматом:

- Больные там, доктор... Пройдите туда,- сказал он по-немецки.

Старичок доктор и девушка послушно пошли за Владимиром. Войдя в гостиную, они увидели Жерара в полосатой куртке арестанта, затем другого - полуголого, с забинтованным окровавленным плечом, стоящего у окна, потом третьего, лежащего на диване.

- Им надо помочь,- Владимир кивнул на Вахтанга, потом на Даниэля.- Если ты им не поможешь...- и выразительно поднял ствол автомата.

Старичок послушно засеменил к Вахтангу, но тот мотнул головой, сказал по-немецки:

- Сначала - ему...- и указал глазами на Даниэля.

Старичок начал осматривать Даниэля, послушал пульс, достал из саквояжа тонометр и померил давление. Медсестра помогала ему. Затем вынув металлическую коробку со шприцем, отдал медсестре, проговорил просительно, взглянув на Владимира:

- Это надо вскипятить.

Жерар и медсестра вышли. А доктор подошел к Вахтангу, стал разматывать ссохшиеся бинты. Потом достал из саквояжа спирт во флаконе, вату, стал протирать рану. Вахтанг терпеливо молчал.

Владимир, развалившись в кресле и положив на колени автомат, следил за ним. Вдруг резко спросил:

- Ты знаешь, морда, что русские взяли Берлин?

- Да знаю...- тихо ответил старичок.

- Скоро вам всем будет крышка! Всей Германии!

- Ему надо удалить пули...- так же тихо сказал врач и стал доставать из саквояжа хирургические инструменты - щипцы, скальпель.

Вернулись Жерар и медсестра. Француз показал Владимиру на девушку и подмигнул весело. Владимир коротко рассмеялся.

Врач отдал медсестре инструменты, сказал коротко:

- Тоже вскипятить...- а сам направился со шприцем к Даниэлю, вынул ампулу с лекарством, закатал Даниэлю рукав куртки. Неторопливыми движениями сделал укол, потом сказал, обернувшись к Жерару:

- Нужен покой... Сейчас ему станет лучше... Можно немного вина.

- Покой нам теперь обеспечен,- усмехнулся Владимир.

А старичок вернулся к Вахтангу, и в это же время медсестра принесла вскипяченные инструменты. Старичок протер руки ватой со спиртом, взял скальпель, сказал тихо:

- Терпите... сейчас будет больно...

На эти слова Вахтанг только усмехнулся.

- Черт возьми, а где находится эта... Грузия?- по-немецки спросил Жерар Владимира.- Это страна? Государство? Что это?

- И страна, и государство,- ответил Владимир.- Республика СССР... Не утруждай свою голову, Жерар, авиамеханику это ни к чему... Хотя, ты знаешь, что товарищ Сталин - грузин?

- О-о...- Жерар уважительно покачал головой,- и Вахтанг - грузин?

- Точно!- улыбался Владимир.

- Тогда это великие люди,- Жерар налил в бокал вина.- Господин Сталин, виват! Господин Вахтанг, виват!

Он не увидел, как быстро передернулось лицо Вахтанга - то ли от боли, то ли от упоминания о Сталине. Кровь текла по плечу...

Врач выдернул щипцами пулю и бросил ее на пол.

Свинец упал со стуком, покатился. Жерар поднял этот кусочек...

- Вахтанг, ты должен это взять на память...

В это время другой кусочек свинца упал на под. Доктор опять протер рану ватой, положил тампон, медсестра стала забинтовывать Вахтангу руку. Врач складывал в саквояж инструменты.

Наконец, они закончили все - Вахтанг забинтован; врач поднял саквояж:

- Простите, мы можем идти?

- Скажите, доктор, а если наших больных полюбит хорошенькая девушка - им ведь еще быстрее станет хорошо, не так ли?- весело спросил Жерар.

Старичок пожал плечами, стараясь не встречаться с глазами медсестры. Владимир коротко рассмеялся, сказал:

- Ты, доктор, можешь проваливать... Она пусть останется...

Девушка вздрогнула, с мольбой посмотрела на врача.

- А вдруг им опять станет плохо?- казалось, с безобидной веселостью говорил Жерар.- А они, как никто, нуждаются в добрых словах и утешении. А кто может лучше утешить, как не хорошенькая девушка? Вы меня понимаете, фройлен?

- Не бросайте меня, герр Глаук,- глаза медсестры распахнулись от ужаса.- Умоляю вас, не оставляйте меня...

- Ну, иди, чего встал?- рявкнул Владимир, и рука его сжала приклад автомата.

Старик ушел неспешной походкой и, даже глядя на его спину, можно было понять, что он каждую секунду ждет выстрела. Медсестра смотрела ему вслед, глаза ее были полны слез. Негромко хлопнула дверь. Слышно было, как на улице глухо заработал мотор и машина отъехала.

Владимир поднялся, бросил на стол автомат и, подойдя, грубовато обнял девушку:

- Она вся дрожит,- он усмехнулся.- Ты что, боишься нас?

- Нет, господа...- дрожащим голосом отвечала медсестра.- Я уверена, что вы... добрые, порядочные люди...

Владимир хрипло засмеялся. Улыбался Жерар. Молча, кажется, без всякого выражения смотрел на них Вахтанг.

- Ты права, мы самые порядочные люди на свете. Мы два года ишачили на твою проклятую великую Германию... И по приказу герра коменданта нас всех перестреляли, даже забыв сказать спасибо! Как тебе это нравится, киса?

Девушка дрожала и не могла вымолвить ни слова, только глаза были полны слез.

- Ты должна отблагодарить нас, девочка,- Владимир еще сильнее прижал ее к себе.- Ты меня слышишь?

- Да, да... конечно, господа...- губы ее нервно кривились.

Вахтанг нахмурился, глядя на нее. А Владимир жадно поцеловал ее в губы, подмигнул Жерару:

- Кто первый, Жерар?

- Они?- Жерар кивнул в сторону Вахтанга, потом в сторону Даниэля.- Они больные, им нужна женская ласка! Пошли!- он взял девушку за руку, вытянув ее из объятий Владимира, и повел за собой через всю гостиную. Следом за ним направился Владимир...

Жерар распахнул ванную, зажег свет. Блестел голубоватый кафель, на полочках, перед старинным зеркалом,- множество флаконов с духами, кремами и мазями.

- Ого, тут и "Кота", и "Шанель"!- весело воскликнул Жерар, нюхая флаконы. Потом он откупорил один флакен, другой и стал выливать содержимое в ванну. Сильный аромат духов распространился по всей ванной. Владимир зажмурился, потряс головой:

- После таких благоуханий хочется понюхать кусочек дерьма!

- Ты мало нанюхался его а лагере?- весело спросил Жерар.- Прошу, мадемуазель! Такие ванны готовят только королевам!

Расширившимися от страха глазами девушка смотрела на ванну, тихо покачала головой:

- Нет, нет... я не хочу...- она попятилась назад и натолкнулась на Владимира, умоляюще взглянула на него.- Пощадите, господа, у меня есть... жених...

- Наверное, служит в СС?- спросил с издевкой Владимир.

- Нет, что вы! Он инвалид... он потерял ногу...

- Какая жалость,- с притворным сочувствием сказал Владимир.- Ты слышишь, Жерар? Ее жених потерял на фронте ногу!

- Умоляю вас, господа...- со слезами бормотала девушка.

- Раздевайся, фря немецкая!- рявкнул Владимир. Он рванул с девушки белый халат вместе со стареньким дешевым платьем. Затрещала материя, обнажилось худое плечо с выпирающей ключицей, грудь.

И тут за спиной Владимира выросла фигура Вахтанга. Он рванул Владимира за плечо, и они оказались лицом к лицу.

- Уйди, кацо... твоя очередь подойдет,-тяжело дыша, сказал Владимир.

И Вахтанг ударил его в скулу, коротко, сильно, здоровой правой рукой. Владимир растянулся у входа в ванную, вскрикнула девушка.

- Нехорошо, слушай... женщина все-таки,- негромко, с укоризной произнес грузин и спокойно направился в гостиную.

- Ах, так... Меня бить... за немецкую сучку...- прохрипел, вскакивая Владимир.

- Стой, Владимир!- крикнул Жерар, но тот в два прыжка очутился в столовой, схватил автомат и еще мгновение и Владимир вырос перед Вахтангом, держа автомат наперевес.

- Не надо, слушай...- тихо и спокойно сказал Вахтанг,- потом сам жалеть будешь...

- Уйди с дороги!

- Кончайте, ребята...- из ванной вышел Жерар.- Не хватало еще, чтобы мы сами перестреляли друг друга...

- Пусть уйдет с дороги!- Владимир вскинул автомат, положил палец на спусковой крючок.

Девушка взвизгнула и кинулась из ванной, проскочила мимо и скрылась в гостиной, захлопнув дверь.

Вахтанг все так же стоял перед Владимиром. А того все трясло от бешенства:

- Ты их жалеешь, да? Ты такой благородный, да? А как они нас убивали, уже забыл? Голодом морили! Избивали! Собаками травили, уже забыл?

- Это женщина, слушай...

- Прочь с дороги! Она не уйдет отсюда, пока я с ней не пересплю, понял ты-и!- Владимир чуть было не нажал на крючок автомата, но Жерар успел сзади ударить его по стволу, схватив его за руки. Владимир все же выстрелил, но очередь ударила в потолок. Посыпались куски штукатурки. Жерар вырвал автомат из рук Владимира, свалил его на пол. Тот отбивался, хрипел:

- Пусти меня, слышишь! Пусти, гад, всех перестреляю!

- Пусти его...- по-немецки сказал Вахтанг, и Жерар отпустил.

Владимир тяжело поднялся, но автомат, лежащий на полу, поднимать не стал. Вахтанг вдруг положил ему руку на плечо, тихо сказал.

- Извини, дорогой... я все понимаю...

- Ни хрена ты не понимаешь,- Владимир резко сбросил с плеча его руку, пошатываясь побрел по коридору.

...А немецкая медсестра в это время сидела в гостиной на диване рядом с лежащим Даниэлем и тихо всхлипывала. Он очнулся от выстрелов и теперь вопросительно посмотрел на девушку:

- Ты... кто?

- Магда... я работаю в больнице... Ваши друзья приказали, чтобы я...

Даниэль пошарил рукой за пазухой:

- Библия... Где моя Библия?

- Я не брала!- испугалась медсестра,- клянусь Богом, я не брала.

...Владимир спустился в полутемный подвал под домом, огляделся. В подвале оказался целый склад старых вин. Заросшие паутиной пирамиды старых бутылок, бочки. Владимир тряхнул головой:

- Вот это лафа... хоть здесь отведем душу...- Он взвалил на плечи ящик, полез по лесенке наверх...

...Жерар стоял у дверей в гостиную, постучал, обернулся к Вахтангу:

- Так долго не открывают, а? Жизнь пошла, как на пиратском корабле!- Жерар засмеялся.- Ну где у себя, в Польше, он найдет такую заботу о товарище? Смотри, Вахтанг, с нами не захотела, а к поляку сама убежала... Ты понимаешь, что я говорю?

- Понимаю...- по-немецки односложно ответил Вахтанг.

- Он летчик, а так долго возится с девчонкой! Какой же после этого он летчик?

Вахтанг не ответил, молча прошел в стоповую, взял со стола кусок мяса, стал есть. Жерар прошел за ним, продолжая:

- Я, например, первый раз в тринадцать лет. А ей было за сорок, ха-ха! Она держала в порту кафе для грузчиков. Такая любительница молодых мальчиков, ха-ха! Я так перепугался, когда она затащила меня в постель, что заревел, как корова. А на другую ночь я сам залез к ней через окно. Вот была потеха, ха-ха! А ты?

- Я любил одну девушку...- после паузы, медленно, по-немецки ответил Вахтанг,- но родители отдали ее замуж за другого...

- Почему?

- Так случилось...

В столовую ввалился Владимир, с грохотом поставил ящик вина на стол, вынул одну бутылку, отколол горлышко.

- Нет, меня так и тянет посмотреть, чем они там занимаются!- сказал Жерар.- Или он за два года лагеря забыл, как это делается? Слушай, Владимир, ты много пьешь...

- Только не учите меня жить!- резко ответил Владимир.- Я не для того загибался в лагере, чтобы мной опять командовали!

...А Даниэль в это время обнимал и целовал девушку, говорил:

- Ты похожа на мою невесту... Ты не бойся, мы не сделаем тебе ничего плохого... Ах, какие божественные духи!

- Это ваш приятель налил полную ванну французских духов,- сквозь слезы улыбнулась девушка.- Я никогда в жизни не видела столько духов...

Даниэль снова поцеловал ее, и девушка доверчиво потянулась к нему, прижалась всем телом, прошептала:

- Ты такой красивый... ты ужасно красивый... Как тебя зовут?

Даниэль вдруг нахмурился, оттолкнул ее от себя:

- Нет, нет... уходи... Лучше уходи...

- Я тебе не нравлюсь?- она искренне огорчилась.- Ты думаешь, я со всеми такая? И про жениха сказала неправду... его нет... Его убили в прошлом году в России... Ты не веришь мне?

- Верю...- он облизнул сухие, потрескавшиеся губы.- Так нельзя... Если я буду так, то мне начнет казаться, что моя невеста тоже может так... Ты понимаешь меня?

- Понимаю... Я уйду... А ваши... друзья... они отпустят меня?

И вдруг с улицы вновь донесся рев автомобилей, мотоциклов, голоса людей, отрывистые команды...

- Немцы!- ахнул Жерар, бросаясь к окну гостиной.

Владимир и Вахтанг тоже подошли к окну.

По дорожкам парка особняка медленно ехали мотоциклы. На них верхом и в колясках - эсэсовцы.

- Здесь больше роты...- прошептал Жерар.- Черт возьми, влипли!

- Помогите зарядить...- Вахтанг взял автомат, протянул его Владимиру. Тот только усмехнулся, отхлебнув из бутылки:

- Не бойся, сейчас мы их разделаем под орех...

Мотоцикл с двумя офицерами остановился перед мраморными ступеньками. Один офицер что-то крикнул солдатам, спрыгнул с мотоцикла и направился в особняк...

Владимир взял из рук Вахтанга автомат, вставил в него рожок, еще отхлебнул вина и, отбросив бутылку, приготовился стрелять. Жерар схватил его за руку:

- Ты с ума спятил?

- Трусы!- Владимир пытался вырвать автомат из рук француза.- Вахтанг, бери другой! Щас мы им покажем, как умеют умирать советские офицеры! По фашистским гадам огонь!

Жерар сдавил Владимира мощными ручищами, взвалил на себя и заспешил к лестнице, на второй этаж. Вахтанг подобрал автоматы, двинулся за ним...

...Даниэль и медсестра выбежали из гостиной, остановились. В окно они тоже видели, как подъехала к дому колонна мотоциклов.

Медсестра показала глазами Даниэлю на второй этаж, проговорила торопливо:

- Не бойтесь... я не скажу...

А на втором этаже хрипел Владимир, которого держал в объятиях Жерар:

- Трусы! С бабами - трусы! Воевать - трусы! Вас в лагере сделали такими! Вахтанг, возьми автомат! Возьми!

- Да заткнись же ты!- Жерар ладонью зажал Владимиру рот.

...Слышно было, как хлопнула парадная дверь, раздались шаги. В гостиную вошел офицер в забрызганном гряьъю черном мундире. Посреди гостиной он увидел испуганную девушку в наброшенном на плечи дорогом халате, козырнул ей:

- Почему убитый ефрейтор у подъезда? Что здесь произошло, фройлен?

- Не знаю... была стрельба... из лагеря убежали заключенные. Хозяева уехали... Я здесь одна...- глаза у девушки огромные от страха, руки судорожно запахивают халат на груди.

- Закопайте убитого в саду, возле ограды,- приказал офицер вошедшим солдатам и вновь посмотрел на медсестру,- мы торопимся, фройлен. Будьте осторожны, скоро здесь будут американцы.

- Да, да...- медсестра с готовностью кивнула головой.- Вам ничего, ничего не нужно, repp штурмбанфюрер?

- Что-нибудь поесть,- устало улыбнулся офицер.- И попить... О, да тут вино есть!- он подошел к столу, взял бутылку.- Мозельское! Черт возьми, на свете еще существует мозельское!- И приказал солдату:- Заберите весь ящик!

Медсестра ворвалась на кухню, стала шарить по полкам буфета, открывала какие-то ящики, достала несколько кругов колбасы, какие-то свертки, буханки хлеба.

...Наверху, окаменев, стояли Жерар, Вахтанг и Даниэль. В руках Жерара и Даниэля автоматы. Рядом у их ног лежал в пьяном забытье Владимир...

...Медсестра вынесла в гостиную продукты, и солдат забрал их, сложил в походную сумку. Офицер еще раз козырнул:

- Счастливо оставаться, фройлен. Надеюсь, американцы не тронут вас...

Они вышли из гостиной, и наступила тишина. Слышно, как за стенами особняка громче взревели мотоциклы, раздались отрывистые команды.

Даниэль бросился к окну и увидел, как автоматчики на мотоциклах отъезжали от дома по дорожкам. Пары отработанного бензина окутывали голые весенние деревья.

- Уехали...- с облегчением произнес Даниэль.

- Смотри, а этот спит,- удивленно сказал Жерар и потряс Владимира за плечо, хлопнул по щекам.- Эй, Владимир, проснись!

Владимир с трудом открыл глаза, тяжело сел на полу:

- Ч-черт, после этой контузии все время теряю сознание... Что, без меня постреляли фрицев?

- Мы были на волосок от смерти,- ответил Жерар.

- Мы уже пять лет на волосок от смерти каждый день,- Владимир тяжело встал:- Пора бы и привыкнуть... Где вино? Я притащил из подвала целый ящик.

- Хватит пить,- сказал Даниэль,- война еще не кончилась.

- Слушай, ксендз, это не твое собачье дело,- Владимир стал спускаться по лестнице на первый этаж. Остальные двинулись за ним.- Читай свою паршивую Библию и не суй нос, куда не просят...

- Еще одно слово про Библию...- Даниэль невольно сжимал кулаки.

- Не связывайся,- негромко сказал Жерар,- ты не видишь - он болен...

- Да, вам лучше со мной не связываться, дорогой Жерар...- Владимир прошел через гостиную в холл, не замечая медсестры. В холле он споткнулся обо что-то и громко выругался.

- Отсюда надо уходить,- сказал Даниэль,- могут опять нагрянуть немцы.

- Да, надо уходить,- повторил Жерар.- А куда?

- Все равно...- Даниэль опустился на диван, вытер мокрый лоб,- совсем нет сил... колени дрожат...

- Сварить вам кофе?- вдруг предложила до сих пор молчавшая медсестра.- На кухне есть кофе. Я видела...- и она быстро ушла.

Появился Владимир, неся на плечах новый, опутанный паутиной ящик, с грохотом водрузил его на стол, продолжая бормотать:

- Они мне пить запретят, ха-ха!- он откупорил бутылку, отпил глоток, сморщился.- Ну, и дрянь это мозельское, уксус! Вахтанг, может, попробуешь?

И вдруг Вахтанг подошел к столу, налил себе в пустой бокал, глянул на Владимира:

- Твое здоровье, Владимир. За то, что мы живы...

- Хоть ты меня понимаешь,- Владимир взглянул на него.- Я летчик, понимаешь? Я по девять боевых вылетов делал в сутки! У меня семь сбитых лично "мессеров", понимаешь?

Вошла медсестра с большим подносом. На подносе - чашки с горячим кофе, сэндвичи. Она улыбнулась, глядя на Даниэля:

- Вам давно пора подкрепиться.

Владимир зло посмотрел на нее, но промолчал. Даниэль забрал у нее поднос, поставил на стол:

- Прошу вас, пани. Будем пить кофе вместе.

- А все-таки мы взяли Берлин, Вахтанг, мы!- сказал Владимир, обращаясь к одному грузину.- У тебя есть друзья, Вахтанг?

- Были...

- И у меня были... теперь нету...- Владимир весь напрягся, словно его сейчас настигнет припадок.- Черт, голова... две контузии, понимаешь... А потом в лагере сапогами по голове... Эх, какие были друзья, Вахтанг! Они сгорели живыми... Полухин Борька - штурман. Чернов Иван - борт-стрелок... Мы загорелись над Кубанью в сорок втором... До гроба были друзья, до гроба...- Владимир вдруг взорвался и обернулся к Даниэлю,- шесть "мессеров" на одного, ты такое хоть видел во сне, тухляк польский! Шесть на одного! И мы не удирали! Ванька Чернов два поджег! Два! И они погибли... а я остался жить! Зачем, Вахтанг, скажи мне, зачем остался жить? А-а, что с вами говорить...- Владимир махнул рукой и пошел из гостиной, спрашивая:- Тут были сигареты? Где тут были сигареты?

Он вышел. Все молчали, опустив головы.

- У нас в госпитале были такие,- тихо сказала медсестра.- Наши солдаты из-под Сталинграда... они воровали спирт и напивались до бесчувствия.. Ужасно, что наделала война с людьми... ужасно...

- А Париж давно свободен,- вдруг вздохнул Жерар и слабо улыбнулся:- Перед самой войной встретилась мне роскошная девочка. Мы прилетели из Марселя принимать партию английских самолетов, и тут я ней познакомился. Мечта пирата! Все летчики и механики подыхали от зависти, когда я пришел с ней на аэродром, потеха!- он мечтательно улыбнулся, вспомнив свою девушку.- Странно, с тех пор прошло пять лет, а кажется, что целая жизнь... Будто этого и не было вовсе... Или было, но не со мной...

- Она жива?- спросил Даниэль.

- Не знаю...- Жерар пожал плечами.- Поигрались несколько ночей и расстались... Не могу долго с одной и той же... Поэтому и не женился...

Из приемника раздался бравурный марш. Даниэль налил в фужер немного вина, осторожно попробовал. Жерар взял сэндвич, стал жевать, продолжая говорить:

- Больше всего в жизни любил бродяжить. Бог мой, где я только не был! Рио-де-Жанейро, Сантьяго, Нью-Йорк, Мадрид. Вена, о-о, сколько разных городов!- Жерар покачал головой.- И везде у меня полно друзей!

- Что ты там делал?- спросил Даниэль?

- Как что? Я - механик по авиационным моторам. Думаешь, почему немцы загнали меня на этот проклятый подземный завод? Я моторы знаю, как священник Библию. Прости, не хотел тебя обидеть.

- Ничего. Тем более, что я не священник...- Даниэль вытер мокрый лоб, виновато улыбнулся.- Вы меня извините, я посплю немного... Совсем сил нет...

- Я провожу вас в спальню,- сказала медсестра.- Пойдемте...

Жерар с грустью смотрел, как медсестра обняла Даниэля за талию, повела его из гостиной, осторожно и заботливо поддерживая.

Вахтанг сидел за столом прямо, вертел в пальцах бокал с недопитым вином, думал о чем-то своем, тяжелом и никому не понятном.

- Что ты все молчишь, а?- Жерар хлопнул его по плечу,- о чем думаешь?

- О том, как жить дальше...- медленно по-немецкя ответил Вахтанг.

- Чем меньше думаешь, тем больше живешь!- засмеялся Жерар,- у нас теперь каникулы после страшной войны, Вахтанг! Мы имеем право повеселиться, ни о чем не думая!

Вахтанг не ответил, все также глядя прямо перед собой...

...Утром Жерар возился с "майбахом". Копался в моторе, что-то прочищал и протирал, тихо мурлыкал под нос незамысловатый мотив. Время от времени он поглядывал на дом, но оттуда никто не выходил. Жерар забрался в кабину, завел мотор, внимательно прислушался, как работал двигатель. Включил и снова склонился над мотором.

Владимир проснулся, когда солнечные лучи упали ему на лицо, с трудом открыл глаза, облизнул запекшиеся губы. Встал, огляделся. Рядом с диваном, в кресле, спал Вахтанг. Больше в гостиной никого не было. Владимир двинулся из гостиной, остановился в холле. В это время в спальной открылась дверь и вышла медсестра, запахнув на груди халат. В открытый дверной проем был виден Даниэль, лежавший на широкой постели.

- Гуген так...- мрачно поздоровался Владимир.

- Гутен так... как вы себя чувствуете?- испуганно спросила медсестра.

- Как в гробу - спокойно и тихо,- Владимир направился на кухню, бормоча:- Этот поляк неплохо устроился...

На кухне он открыл водопроводный кран и долго лил воду, поплескал себе на лицо.

- Приготовить вам кофе?- медсестра остановилась у входа.

- Лучше Даниэлю приготовьте,- Владимир опять склонился к крану, стал жадно пить..

...Жерар вновь включил двигатель, послушал, удовлетворенно прищелкнул пальцами:- Теперь машина в порядке.- Он настроил приемник, повертел ручку. Сквозь треск и шипение прорвалась русская речь, потом английская, потом - французская. Услышав родную речь, Жерар замер. Торопливый мужской голос, запинаясь от волнения, сообщал о том, что сегодня в Берлине в шесть часов утра подписана безоговорочная капитуляция гитлеровской Германии. Жерар вздрогнул, сделал звук громче:

- Сегодня в шесть часов утра в Берлине подписана полная и безоговорочная капитуляция гитлеровской Германии. На церемонии подписания капитуляции присутствовали: представитель Советского Союза маршал Жуков, представитель Великобритании фельдмаршал Монтгомери, представитель Франции генерал де Голь...

Жерар схватил с сиденья автомат, выскочил из машины и побежал к дому, стреляя на ходу.

- А-а-а,- бессмысленно кричал он и безостановочно гремела автоматная очередь.

Владимир, услышав выстрелы, кинулся в гостиную, схватил автомат и бросился к окну. Проснулся Вахтанг, тоже схватил автомат.

Даниэль выбежал из спальни, влетел в гостиную:

- Что?! Что!? Опять немцы!?

Жерар ворвался в дом, стреляя в потолок, по стеклам, по пустым багетовым рамам, по портрету фюрера. Когда кончились патроны в рожке, он швырнул автомат на пол и, молча улыбаясь, посмотрел на всех. И все, ничего не понимая, смотрели на него.

Тогда Жерар подошел к приемнику, включил его, повертел ручку настройки. И вот торжественный голос сообщил по-русски:

- ...подписана безоговорочная капитуляция Германии!

Даниэль побледнел, чуть не упал, резко пошатнувшись.

Вахтанг едва успел подхватить его здоровой рукой. У Владимира судорогой свело лицо, он стиснул зубы, проглотил ком в горле. Медсестра всхлипнула, закрыла лицо руками. А Жерар пошел плясать по гостиной, пиная ногами стол, стулья, кресла:

- Она кончилась, сукины вы дети! Она издохла, чтоб ей ни дна ни покрышки! Мы теперь вольные люди! Победители! Вы понимаете это, лагерные выродки!?- он обнял Владимира и расцеловал его, потом подскочил к Вахтангу и тоже расцеловал, потом кинулся тормошить Даниэля, запел во все горло:- Она кончилась, черт меня подери! Кончилась, трам-там-там!- он подхватил медсестру и затанцевал вальс по гостиной.- Она кончилась! Кончилась!

Из приемника гремел торжественный, победоносный марш...

...А вечером они ужинали при свечах. Воск плавился и стекал на старинные бронзовые канделябры. Пока медсестра ставила на стол блюда с разными кушаньями, Жерар, Даниэль, Вахтанг и Владимир копались в гардеробе, выбирая себе костюмы. Арестантские куртки и брюки валялись кучей на полу.

Жерар натянул очередной костюм, но и он был явно мал ему.

- Ну-ка, примеряй ты!- он бросил костюм Даниэлю, а сам достал новый. И следующий костюм на Жерара не налезал.

- С моей лошадиной фигурой надо иметь собственного портного, недовольно бормотал он, примеряя третий костюм. Застегнулся на все пуговицы, посмотрелся в зеркало, озорно подмигнул медсестре:- Какой жених пропадает, а?- Но одно неосторожное движение плечами - и раздается треск рвущихся ниток. Пиджак расползся по швам. Даниэль, Вахтанг, Владимир и девушка дружно рассмеялись.

С четвертым пиджаком произошла та же история. Жерар был явно огорчен, копался в гардеробе, ругался:

- Неужели в этом дурацком доме для меня не найдется одежды?

Владимир тем временем надел щегольский костюм с широкими остроконечными бортами. Посмотрел на себя в зеркало.

- Это не я..- растерялся он.- Совсем не похож...

- Потрясающий джентльмен,- Жерар хлопнул его по плечу,- тебе женщины часто говорили, что ты красивый?- он подмигнул медсестре:- Как ты считаешь, он красивый?

- Да...- улыбнулась она,- очень красивый мужчина...

Вахтанг нашел темный костюм в светлую полоску, примерил, прищелкнул языком:

- Самый красивый мужчина - это я! Смотрите, друзья, таким я был до войны.

- Наверное, седины было поменьше,- улыбнулся Даниэль.

Вахтанг не ответил, долго и задумчиво смотрел на себя в зеркало.

Тем временем Владимир принес из прихожей кучу башмаков, бросил их на пол:

- Налетай - подешевело!

- Моего размера все равно нету,- безнадежно махнул рукой Жерар.

Все четверо начали примерять обувь. Жерару, конечно же, не лезли ни одни туфли. Он со злостью швырял их об стенку.

- Э, Жерар, попробуй вот это,- Вахтанг нашел в гардеробе и протянул французу смокинг с атласными бортами, белую рубашку с черной бабочкой.

Жерар оделся, вопросительно посмотрел на Вахтанга. Тот кивнул головой, поднял вверх большой палец в знак одобрения, сказал:

- Настоящий жених...

- Ого, Владимир, твой соотечественник все-таки стал говорить по-немецки!- весело сказал Жерар, потом снял со стены пустую багетовую раму, приставил себе по пояс, застыл. Он действительно был похож на портрет. Засмеялась медсестра, улыбались Владимир и Даниэль. А Вахтанг опять сказал:

- Теперь ты похож на моего родственника.

- Интересно, кто он был, если ходил в смокинге?- спросил Владимир, повязывая галстук перед зеркалом.

- Старая грузинская фамилия... он был князь...- Вахтанг вдруг нахмурился.

- Князь?- Владимир удивленно взглянул на него.- Ты, значит, тоже княжеских кровей?.. Жерар, Даниэль, слышали?

- Князь? Маркиз?- переспросил Жерар и засмеялся.- В Грузии тоже князья есть?

- Там каждый второй - князь,- усмехнулся Владимир.

- Хватит об этом. Я пошутил,- хмуро ответил Вахтанг и отошел к окну, черному, запотевшему.

А Жерар вертелся перед зеркалом, прищелкивая пальцами:

- Представляете, я в таком виде появлюсь в Париже?

- Божественно!- сказал Даниэль.- Ты словно сошел с картины Рембрандта!

...И вот они все сидели за столом, в костюмах и белых рубашках. Медсестра, одетая в блестящее платье с глубоким вырезом на груди, подавала на стол блюда.

- За свободу!- крикнул Жерар, чокаясь со всеми.- Признайтесь, сукины дети, раньше вы даже не подозревали, что это такое!

Владимир и Даниэль выпили молча, Вахтанг сказал:

- За свободу всех, кто сейчас в неволе...

- А почему вы носы повесили?- удивился Жepap,- или вы не рады?

- Рады...- вздохнул Даниэль, не поднимая головы от тарелки.

- Мы теперь спокойно можем отправиться по домам! Я в Париж, Даниэль - в свою Польшу, Владимир - в Россию, Вахтанг - в Грузию!

- В Польше теперь хозяйничают русские,- нахмурился Даниэль,- они предали поляков, чтобы потом захватить Польшу. Мне там делать нечего...

- Еще одно слово про русских!- Владимир с силой ударил по столу. Зазвенели хрустальные фужеры.

- Да, продали!- повысил голос Даниэль.- Когда в Варшаве началось восстание Буй-Барановского, ваши танки стояли на другом берегу Вислы и ждали! Смотрели, немцы уничтожали Варшаву и поляков.

- Да плевать я хотел на твоего Буй-Барановского! Где вы были, храбрые вояки, когда немцы уничтожали Киев и Харьков! Когда от Минска остались одни развалины?

- Поляки дрались в подполье!- запальчиво ответил Даниэль.

- Подпольщики, ха-ха!- желчно рассмеялся Владимир.- Отсиживались в Польше со своим вшивым правительством!- он вскочил, сжал кулаки.- Лучше заткнись или я набью тебе морду!

Жерар оттолкнул Владимира, загородил Даниэля:

- Да что вы, сукины дети, с ума сошли! Меня всегда удивляли эти славяне! Как сойдутся, тут же наскакивают друг на друга, как бойцовые петухи! Хватит, или я вам обоим набью морду! И свяжу! Будете лежать тихо, а мы с Вахтангом будем пить вино и веселиться! Вахтанг, надеюсь, грузины - это не славяне?

- Нет...- Вахтанг с улыбкой покачал головой,- но тоже христиане.

- Слава Христу!- перекрестился Жерар.- Мы все тут христиане, все - нас осеняет Христос...

- Германию тоже осенял Христос,- сказал Даниэль.

- Нет!- теперь уже нахмурился Жерар.- Фашисты, как и коммунисты,- безбожники!- он тут же спохватился, приложил руку к сердцу.- Ой, простите, кажется, я не то сказал...

- Ничего, стерпим,- пробурчал Владимир, садясь за стол.

- Но ведь вы не коммунисты?- осторожно спросил Жерар,- вы просто грузин и русский?

- Я был кандидатом в партию...-сказал Владимир,- впрочем, тебе этого не понять, Жерар...

- Мой отец был коммунистом,- сказал Вахтанг.

- Я еще раз прошу прощения,- церемонно проговорил Жерар.

Некоторое время они ели в тишине. Постукивали о тарелки ножи и вилки. Владимир пил вино, вдруг сморщился, сплюнул на пол:

- Я не могу больше пить эту дрянь,- он встал,- я поехал в город. Достану шнапсу или спирту.

- А если тебя схватят?- спросил Жерар.

- Кто?- усмехнулся Владимир и сунул в карман пиджак пистолет, в городе давно американцы...

- Он прав...- Жерар некоторое время раздумывал,- а что, ребята? Прогуляемся в город? Действительно, надоело сидеть в этой конуре! "Майбах" большой, мы все поместимся!

Они все забрались в просторный "майбах". Владимир сел за руль, включил фары. Взревел мотор и машина прыгнула с места, понеслась по ровной, посыпанной битым кирпичом дорожке.

Скоро они выехали на шоссе. Два луча от фар упирались в глухую темноту, ровно гудел мотор.

- У меня такое чувство, будто снова я за штурвалом,- усмехнулся Владимир.

- Умоляю, осторожнее,- Жерар сидел рядом с ним,- ты везешь живых людей.

- Сколько до города, фройлен?- спросил Владимир.

- Примерно полчаса езды,- ответила медсестра. Она сидела между Даниэлем и Вахтангом.

- Интересно, трупы на дороге уже убрали или нет?- будто про себя спросил Владимир.

- Хватит о трупах!- умоляюще произнес Жерар,- мы едем в город за шнапсом! Как до войны!

- Боюсь, как до войны уже никогда не будет,- сказал Владимир.

Неожиданно в ночной тишине послышались странные гудящие звуки. Владимир остановил машину и выбрался на шоссе. Долго слушал, подняв голову к небу, пробормотал:

- Бомбардировщики... на восток пошли...

- Мы едем за шнапсом или нет?- спросил из машины Жерар.

В городке, куда они въехали, было темно и тихо. Дома с черными провалами окон, нигде ни огонька.

- Фью-ить!- присвистнул Жерар,- тут, как на кладбище!

- Где тут ресторан, фройлен?- спросил Владимир,- или что-нибудь в этом роде?

- Не знаю,- испугалась медсестра,- я никогда не ходила в рестораны...

- А где ты живешь?- спросил Даниэль.

- На Терлингёр-штрассе. Это совсем близко. Третья улица, направо.

Впереди показалось освещенное здание. У подъезда стояли американские джипы и виллисы, прохаживался часовой. Из раскрытых окон слышны музыка, голоса, смех.

"Майбах" проехал мимо, чуть сбавив скорость.

- Веселятся...- с завистью сказал Жерар.

Они опять свернули на глухую темную улицу, и вновь впереди показалось трехэтажное освещенное здание.

- Это госпиталь,-сказала медсестра.

Неожиданно из-за угла госпиталя навстречу "майбаху" вышел патруль. Трое солдат и офицер. Они загородили машине дорогу. Офицер помахал зажженным фонариком, приказывая остановиться.

- Влипли...- сказал Жерар.

Офицер подошел к машине, спросил по-английски:

- Кто такие? Документы!

- Мы заключенные из концлагеря,- по-немецки ответив Владимир.

- Документы,- нахмурился офицер, и его рука легла на кобуру пистолета.

- Нет у нас документов,- по-английски проговорил Даниэль, выбираясь из машины,- мы три дня назад бежали из концлагеря... Я - поляк, понимаете? Он - француз, он - русский...

Владимир тоже вылез из машины, встал рядом с Даниэлем.

- Документы, черт вас возьми!- выругался офицер и вынул пистолет. Солдаты сняли с плеч автоматы. Один подошел к Даниэлю, сказал:

- Лейтенант, убей меня Бог,- это переодетые СС. С ними еще женщина.

- Всем выйти!- офицер взмахнул пистолетом.

- В машину, Даниэль!- крикнул Владимир и ударил офицера в подбородок. Точный, сильный удар. Офицер опрокинулся на мостовую.

Но Даниэль сесть в машину не успел - он уже сцепился с солдатом, пытаясь повалить его. Двое других американцев вскинули автоматы, но стрелять не могли, потому что их товарищ боролся с Даниэлем. Жерар протянул руку на заднее сиденье и взял автомат. С другой стороны машины выбрался Вахтанг, рванул американца одной рукой, пытаясь освободить от него Даниэля.

- Не лезь!- крикнул Жерар и выставил автомат в окно, дал очередь поверх голов американцев.

Офицер в это время поднялся с земли, крикнул солдатам:

- Возьмите хотя бы одного!

И все трое навалились на Даниэля. Тот отчаянно отбивался, кричал по-английски:

- Я же поляк, идиоты! Поляк!

Офицер выстрелил по машине, целясь в Жерара. Тот ответил. Пуля офицера пробила ветровое стекло. А солдаты дрались с Даниэлем и Вахтангом. Тому, видно, зацепили раненое плечо, и он согнулся от боли, упал на мостовую. Его стали бить ногами. И тогда Владимир выстрелил в офицера из пистолета. Тот упал на колени, крикнул:

- Стреляйте же! Стреляйте!

Владимир прыгнул в машину. Жерар дал очередь из автомата. Солдаты, увидев своего офицера лежащим на мостовой, отпрянули и схватились за автоматы. Одна, другая очередь полоснула по "майбаху". Завизжала медсестра. Даниэль помог Вахтангу подняться, впихнул его в машину. Машина взвизгнула протекторами по влажному булыжнику, понеслась вперед на сумасшедшей скорости. Сзади слышались крики, треск автоматных очередей. Видно, как от здания госпиталя бегут американские солдаты. Двое прыгнули в "виллис", завели мотор, через секунду машина понеслась в погоню.

Владимир наугад сворачивал в узкие переулки, проскакивал перекрестки. Он будто слился с машиной в одно целое, и глаза, не отрываясь, смотрели в темноту. Вот он чуть притормозил и с ходу свернул в глухую подворотню, резко затормозил. "Майбах" остановился, едва не врезавшись в чугунные ворота. Владимир выключил мотор. Стало тихо. В тишине через некоторое время послышался рокот автомобильных моторов и мимо подворотни, мазанув по стенам светом фар, проскочили один за другим два "виллиса". Машины удалялись, и, наконец, стало опять тихо.

Владимир включил зажигание, задом выехал из подворотни, развернулся в другую сторону. "Майбах" с ревом помчался по темным улицам.

- Хорошо мы выпили шнапса,- мрачно сострил Даниэль,- до сих пор ощущаю во рту его вкус.

- Слушайте, а что теперь делать?- спросил Жерар.

- Уносить ноги,- жестко усмехнулся Владимир,- я убил лейтенанта, а такое не прощается... Вахтанг, как плечо?

- Ничего... терпеть можно... Не надо было мне вылезать...

- Я убил лейтенанта,- сказал Жерар,- я стрелял из автомата.

- Неважно кто,- ответил Владимир,- американцы разбираться не станут, не то сейчас время - поставят всех к стенке и точка.

- Я же кричал им, что мы из концлагеря!- возмутился Даниэль.

- У тебя на лбу написано, что ты пленный?- язвительно спросил Жерар.

- А номера? У нас на руках номера!- не сдавался Даниэль.

- Плевали они на твои номера,- ответил Жерар,- теперь главное - выбраться из этого проклятого городка.

- Здесь я живу...- сказала молчавшая до сих пор медсестра.

"Майбах" резко затормозил. Стало тихо, и все сидели неподвижно.

- До свидания, мадемуазель,- улыбнулся Жерар,- надеюсь, мы успели понравиться друг другу.

- Не поминай лихом, сестричка,- Владимир с улыбкой обернулся.

- Мы бы взяли тебя с собой, но...- Даниэль говорил с трудом.- Неизвестно, что теперь будет дальше...

- Я понимаю,- покорно согласилась она и вдруг порывисто обняла Даниэля, поцеловала его.- Я успела вас всех полюбить... А тебя... тебя навсегда...

Даниэль погладил ее по плечам, попытался улыбнуться.

- Я буду молиться за вас...- она выбралась из машины, медленно пошла к темному подъезду...

...В американской комендатуре переполох. Сержант торопливо отстукивал по телеграфу: "Всем постам и контрольно-пропускным пунктам. Неизвестными совершено нападение на американский патруль. Лейтенант убит. Неизвестных пятеро. Четыре мужчин и женщина. Машина марки "майбах".

Рядом с телеграфным аппаратом сидел сержант патруля, платком вытирал кровь с разбитой губы...

И вот уже по всем американским пунктам сообщают по полевому телефону: "Неизвестными лицами совершено нападение на американский военный патруль. Неизвестных пятеро. Четверо мужчин и женщина..."

...Утро. Пустынное шоссе: В придорожном кустарнике укрылся за свежей зеленью "майбах". Владимир, Даниэль, Вахтанг и Жерар сидя спят в машине, скорчившись от утреннего холода. Первым проснулся Жерар, потянулся, зевнул:

- Где мой утренний кофе, господа?

Проснулся Владимир, ладонями потер лицо:

- Все было бы прекрасно, если бы не эти проклятые янки,- проворчал Жерар.

- Эх, сейчас бы выпить...- вздохнул Владимир.

Даниэль молча достал из-под сиденья бутылку мозельского.

- Елки-палки, ксендз, ты просто свой в доску парень!- восхитился Владимир.

- Это не я, это - Вахтанг прихватил,- сказал Даниэль.

Вахтанг в ответ только улыбнулся, ничего не сказал.

- Можно ехать на восток, до Дрездена...- задумчиво проговорил Жерар.

- Там русские,- сказал Даниэль,- нас троих сразу зацапают...

- А если двинуть в Париж?- спросил Владимир.

- Там американцы. Нас уже наверняка ищут,- вздохнул Жерар и взорвался:- Черт возьми, только вчера мы свободны, езжай куда хочешь, а сегодня никуда нельзя!- Он опять подумал и, наконец, его осенило:- Вот что, сукины дети, мы едем в Вену! Отсюда самая короткая дорога! В Вене я знаю каждый закоулок!

- Но там же американцы,- сказал Даниэль.

- Там и русские, и французы,- ответил Жерар.- Там мы сунемся во французскую миссию и они нас выручат! Хватит раздумывать, едем!

Владимир включил зажигание, задом выехал на шоссе, развернулся, и через секунду "майбах" на скорости мчался по пустынному утреннему шоссе.

- Кстати, Вену совсем не бомбили,- после паузы сказал Даниэль.

- Это, значит, кабаки и прочие увеселительные заведения целы!- прищелкнул пальцами Жерар,- вот где повеселимся на славу!

- Мы что-то очень много веселимся,- усмехнулся Вахтанг, и все посмотрели на него, дружно расхохотались.

...Придорожный фольфарк. Домик-коттедж за проволочной оградой, дальше видны аккуратные сараи под красной черепицей, еще какие-то хозяйственные постройки. У ворот стояла женщина и овчарка. Женщина смотрела на машину.

- Притормози,- вдруг попросил Жерар, и Владимир вырулил и притормозил совсем рядом с женщиной и собакой.

Жерар высунулся из машины, длинными ручищами схватил собаку за шею и задние ноги и втащил в машину.

- Только собаки нам не хватало,- нахмурился Владимир.- На кой черт она нужна?

Жерар улыбался, глядя на овчарку. Он так властно стиснул ее своими ручищами, что собака сразу почувствовала в нем хозяина, вдруг лизнула его в плечо. Сидящему на заднем сиденье Даниэлю пришлось потесниться.

- Вы видите, сукины дети!- засмеялся Жерар,- она признала во мне хозяина! Могу поспорить, что это очень умная и настоящая добрая собака!- он гладил ее, трепал за уши.- Я с детства обожал собак! В квартале, где я жил, все брошенные собаки ходили за мной толпами!

Женщина спряталась за оградой и оттуда грозила кулаком:

- Негодяи! Грабители! Как вам не стыдно!?

- Надо что-нибудь ей заплатить,- сказал Вахтанг.

- Но у нас нет денег,- ответил Даниэль.

Вахтанг вытащил из-под сиденья три бутылки вина, несколько пачек сигарет, вылез из машины и положил все у ворот.

Машина тронулась. На ходу Владимир проговорил:

- После лагеря мне хочется перестрелять всех собак.

- Вы злобные людишки!- Жерар гладил овчарку,- это замечательнейшая, умнейшая собака. Плохих собак не бывает - бывают плохие хозяева!

Некоторое время они ехали молча, каждый думал о чем-то своем. Овчарка, привстав на передних лапах, смотрела в боковое стекло.

- Жрать хочется,- сказал Жерар,- неужели по дороге не будет какой-нибудь пивной?

- У нас нет денег,- сказал Даниэль.

- И нам теперь нельзя попадаться на глаза американцам,- добавил Владимир.

- Плевал я на них!- разозлился Жерар.- Я два года просидел в концлагере, пока они чухались со своим вторым фронтом!

- Золотые речи,- улыбнулся Вахтанг.

...В пивную, стоящую на обочине дороги, к вечеру зашли четверо небритых мужчин в пропыленных костюмах. Один был в смокинге и босиком. В пивной было пусто. Два дряхлых старика сидели в углу у окна, потягивая пиво. Толстый, обрюзгший хозяин протирал мокрой тряпкой столы. Владимир жестом подозвал его. Тот подошел, развел руками:

- Очень сожалею, господа, но пива нет.

- Нам нужно что-нибудь перекусить.

Хозяин усадил их за пустой столик, принес на тарелке кусок холодного мяса, полбуханки темного хлеба, сказал со вздохом:

- Это все, чем я могу вас угостить,- сами знаете, сейчас времена.

- А свежего мяса у тебя нету?- спросил Жерар.

- Что вы, господа!- хозяин даже испугался.

Жерар положил на стол две пачки сигарет, хозяин пожал плечами, быстро забрал их:

- Сейчас посмотрю. Может, что-нибудь найду.

- Бензоколонка далеко?- спросил Владимир.

- Полчаса по шоссе.

- Там кто? Американцы? Французы? Англичане?

- Кажется, американцы, господа... Если у вас плохо с документами, то лучше не соваться.

- Сколько еще до Вены?- спросил Даниэль.

- Кажется, километров триста...

...И вновь "майбах" мчался по шоссе. Два длинных луча света от фар упирались в темноту. Жерар на заднем сиденье кормил собаку.

- Самим жрать нечего, а он кормит собаку мясом,- ворчал Владимир.

- В Вене я накормлю вас до отвала!- ответил Жерар.

...В это же время к пивной подъехал "виллис", и в пивную ввалились четверо американских солдат.

- Пива!- скомандовал сержант, и хозяин засуетился за стойкой, наполнил кружки пенящимся пивом.

- Подозрительных лиц не было?- спросил сержант.

- Что вы имеете в виду под подозрительными лицами?

- Четверо мужчин и женщина,- сержант грозно смотрел на хозяина,- на машине марки "майбах".

- Нет, господа, никого не было, пожал плечами хозяин,- такое время, что все предпочитают сидеть дома...

...В Вену они въехали днем. По улицам спешили автомашины, большие военные грузовики, штабные "виллисы" и "джипы". Видны открытые двери магазинов, витрины, полные товаров, очереди покупателей.

Жерар вертел головой по сторонам, на лице ни с чем не сравнимое удовольствие и удивление. Открыты маклерские конторы, какие-то непонятные офисы, рестораны и кафе, ювелирные магазины. И везде толклись покупатели, штатские, американские, французские, английские и русские солдаты.

- Бог мой, как будто не было войны,- изумлялся Жерар,- уверен, даже публичные дома открыты! Вена - есть Вена! Золотой город!

Они проехали мимо ресторана под открытым брезентовым навесом.

- Жареным мясом пахнет,- потянув носом, сказал Даниэль.

- Запаситесь терпением, сукины дети!- ответил Жерар,- я знаю тут одно тихое местечко. Там мы сможем раздобыть немного денег, чтобы купить мне ботинки. Не могу же я ходить в смокинге и босиком?

- Как мы раздобудем денег?- спросил Вахтанг.

- Мне дадут взаймы. В Грузии твоей дают взаймы деньги?

- О-о, и даже очень часто,- улыбнулся Вахтанг.

- Здесь не любят давать, но мне не откажут. Слушайтесь меня и поменьше задавайте дурацких вопросов. Сворачивай налево...

Они остановились напротив большого трехэтажного универмага. Жерар выглянул из машины, окинул его изучающим взглядом:

- Так, все на месте... как будто и не было войны... На третьем этаже кабинет хозяина...

- Ты что, знаком с ним?- спросил Даниэль.

- Я в Вене со всеми знаком,- ответил Жерар.

- Неужели он тебе даст взаймы?- с сомнением спросил Даниэль.- Я что-то сильно сомневаюсь.

- Откуда вам знать, что такое Запад?- усмехнулся Жерар,- поехали, и я на ходу расскажу вам, как надо жить, чтобы не помереть с голоду в этой проклятой Вене...

...На Жераре поверх смокинга надета брезентовая куртка рабочего. Из карманов куртки торчали мотки проволоки и электрического шнура, отвертки и плоскогубцы. Он стоял на стремянке на лестничной площадке третьего этажа и ввинчивал в плафон лампочки. Отсюда виден коридор третьего этажа и массивная дверь с медной табличкой: "ДИРЕКТОР".

Пролетом ниже, между вторым и третьим этажом стояли Даниэль и Вахтанг и смотрели на Жерара. А еще ниже - торговые залы магазина, где толпился и сновал самый разный народ, слышался несмолкаемый разноязыкий говор.

- Что так долго?- нетерпеливо спросил Даниэль и рукавом вытер испарину со лба.- Может, они сегодня не придут?

- Раз Жерар сказал, что придут, значит, придут,- негромко ответил Вахтанг,- такому честному человеку можно верить...

Вдруг внизу громко хлопнула дверь лифта, и через секунду кабина медленно пошла вверх. Жерар смотрел вниз, на Владимира и Вахтанга, сделал им жест рукой.

Лифт остановился, открылись двери - и на площадку вышли двое мужчин с черными саквояжами и двое полицейских. Мужчины с саквояжами прошли коридор и оттуда - в кабинет директора, а полицейские застыли возле открытой дверцы лифта.

Несколько минут мужчины с саквояжами вышли из кабинета директора, прошли коридор и вошли в лифт. Полицейские пошли следом за ними, и в это мгновение Жерар уронил со стремянки лампочку. Она разбилась с громким хлопком. В ту же секунду Даниэль и Вахтанг прыжками понеслись вверх по лестнице, взлетели в кабину лифта, и Вахтанг наставил на полицейских пистолет, скомандовал:

- Руки!- и добавил фразу на грузинском.

Полицейские оторопело молчали, медленно подняли руки. Даниэль выдернул из рук перепуганных мужчин два черных саквояжа, и еще через секунду Вахтанг и Даниэль выскочили из лифта. Даниэль нажал кнопку, дверь захлопнулась. Кабина с ограбленными инкассаторами медленно опускалась вниз, а Жерар, Вахтанг и Даниэль прыжками через несколько ступенек неслись вниз по лестнице. Когда лифт был еще где-то между третьим и вторым этажами, все трое выскочили из магазина и уже неторопливым шагом направились к "майбаху", стоявшему неподалеку у обочины. За рулем сидел Владимир. Он дал газ и задним ходом подкатил ближе к товарищам. Вся троица благополучно погрузилась в машину, "майбах" рванул с места, на бешеной скорости помчался по улице, свернул в переулок, визжа тормозами и распугивая прохожих.

- Ха-ха-ха!- смеялся Жерар и трепал собаку за уши,- учитесь, сукины дети! Я давно придумал эту шутку, еще до войны! Мы с моим приятелем-летчиком заходили в этот магазин в тридцать шестом году! Эй, Вахтанг, как твое плечо?

- Болит левое,- усмехнулся Вахтанг,- а деньги я нес в правой руке! Слушай, а этот летчик не был грузином, а?

- Нет, он был итальянец, ха-ха-ха!

- Запомни, Жерар, это первый и последний раз,- жестко проговорил Даниэль.

- Конечно, последний, разве я спорю?- с готовностью согласился Жерар,- нет, а как все ловко получилось, а? Любой гангстер может нам позавидовать! Ребята, мы теперь богачи! Мы снимем шикарный номер в отеле и будем жить, как люди! И моя собака будет жить, как человек!

- Останови машину,- вдруг сказал Даниэль.

- Зачем?- спросил Владимир, но машину остановил.

Даниэль выбрался на тротуар, достал из-за пазухи Библию и остановил первого прохожего - пожилого мужчину в кепке, с большим клетчатым шарфом. Даниэль что-то сказал ему и отдал Библию. Потом сел в машину, сказал:

- Все, Библия нам больше не нужна.

- Ха-ха-ха!- беззаботно смеялся Жерар, хотя все остальные были серьезны.

А пожилой венец еще долго растерянно смотрел вслед "майбаху", прижимая к груди Библию.

...А в магазине паника. В кабинете директора сидели полицейские военной полиции, представитель американской военной администрации. Директор был в гневе. У дверей стояли перепуганные инкассаторы.

- Это безобразие, господа! Вся дневная выручка!- кричал владелец магазина.- В городе полно солдат четырех великих держав и вы не можете навести порядок! Вся дневная выручка, кошмар!

- Успокойтесь, сэр,- холодно говорил американец,- мы примем все необходимые меры.

- Там свидетели дожидаются, господин майор,- сказав, один из полицейских, что прикажете делать?

- Пригласите,- ответил майор.

В кабинет директора вошел высокий худой старик в очках и с увесистой палкой. Шея замотана клетчатым шарфом.

- Вы видели преступников, когда они вышли из магазина?

- Да. Их было трое. Один нес в руках два черных саквояжа.

- Куда они пошли?- быстро спрашивал майор.

- Они никуда не пошли, господин майор. Они сели в машину и уехали.

- Машина? Марку машины вы не заметили?

- Почему же не заметил? Машина марки "майбах". Очень хорошая машина, только в ветровом стекле две или три пулевые пробоины.

- "Майбах"?- вскинул голову майор,- а женщины в машине не было?

- За рулем сидел мужчина. Еще в машине сидела собака. Порода - немецкая овчарка.

- Вы что-то пугаете, сэр,- майор с сомнением смотрел на старика.- Если это та машина, которую мы ищем, то в ней должна быть женщина.

- Я не знаю, какую машину вы ищете, господин майор, но в той машине, о которой я говорю, мужчина за рулем и овчарка.

- Вы не могли ошибиться?

- Конечно, я пожилой человек, но пока в состоянии отличить женщину от собаки,- с достоинством отвечав старик.

...Жерар, Владимир, Вахтанг и Даниэль шли по коридору отеля. Перед ними семенил низкорослый портье и медленно, величественно ступал владелец отеля - сухопарый, седовласый господин в черном костюме. Портье остановился перед дверью в номер, загремел связкой ключей, открыл дверь:

- Прошу вас, господа. Один из лучших номеров в отеле.

В открытую дверь была видна громадная комната, застеленная старой черного дерева мебелью. Дальше видны двери в другие комнаты.

- Нам нужен самый лучший,- оглядываясь, сказал Жерар.

- Это недешево стоит, господа,- вежливо улыбнулся портье.

Сухопарый владелец отеля молчал.

- Сколько?- спросил Жерар.

- Шестьсот марок в день, господа.

- Дружище, заплати ему, сколько нужно,- Жерар обратился к Владимиру. Тот молча достал толстую пачку, банкнот, небрежно протянул портье. Владелец отеля прощупал пачку глазами, проговорил:

- Могу предложить самый лучший номер. В нем останавливался сам Гиммлер, когда приезжал в Вену,- последние слова владелец произнес почти шепотом и величественно направился дальше по коридору, устланному темно-вишневой дорожкой. Четверо друзей и портье последовали за ним.

- Совсем забыл,-сказал Жерар,- с нами еще собака. Чудесное, добродушное животное.

Портье забежал чуть вперед, посмотрел на сухопарого владельца: как быть с собакой? Тот, чуть помедлив, едва заметно кивнул головой.

- Ну, кто же будет возражать, если господа так любят животных,- угодливо улыбнулся толстяк-портье.- Но за пребывание животного в отеле платить придется больше. Я сожалею, господа, но такие правила.

- Дружище, заплати ему,- величественно уронил Жерар.

Владимир поморщился, но достал из кармана пиджака еще пачку банкнот, протянул портье. Тот схватил пачку на лету, а Владимир едва слышно проворчал:

- Кончится тем, что я отравлю эту подлую тварь.

Вахтанг прыснул в кулак, но тут же снова принял неприступное выражение лица.

Вдруг владелец остановился, посмотрел на всех четырех:

- Простите, господа, вы будете жить в отеле?

- Разумеется,- ответил Жерар.

- И все в одном номере?- едва заметная усмешка тронула сухие губы владельца отеля.

- Нет, дружище, мы не педерасты,- Жерар тоже усмехнулся,- нам нужен еще номер. Или два. И не хуже.

- В которых останавливался хотя бы Риббентроп,- добавил Даниэль.

- Или Кальтенбруннер,- сказал Владимир,- и еще принесите русской водки и грузинского вина. Цинандали.

- Лучше Гурджаани...- подал голос Вахтанг.

- Распорядитесь, дружище,- и еще одна пачка банкнот перекочевала в ловкие руки портье...

...Когда они вошли в номер, предупредительный портье закрыл за ними дверь со словами:

- Я надеюсь, вам понравится в нашем отеле, господа.

Жерар тут же подбежал к массивному старинному креслу с выточенными на спинке орлами, собравшись с силами, поднял его над головой и с маху обрушил на пол. Раздался треск дерева, у кресла отвалились ножки.

- Что ты делаешь?- испуганно вскрикнул Даниэль.

- Хочу почувствовать себя хозяином в этой паршивой конуре! Тем более, что на этом кресле, наверное, сидел сам Гиммлер!- Жерар обеими ногами с силой прыгнул на широкую кровать. С хрустом подломились ножки, лопнули пружины.- И он, наверное, спал на этой кровати! И уж, конечно, пил из этих фужеров, чтоб он еще раз сдох на том свете!- Жерар стал колотить об стену тяжелые хрустальные фужеры. Хрустальные осколки разлетались в разные стороны с мелодичным звоном.

- Ах, как звенят!- мечтательно прикрыв глаза, говорил Жерар.- Настоящий венский хрусталь!

Владимир хохотал, глядя, как беснуется Жерар, протянул ему огромное блюдо:

- Трахни-ка вот это! Кажется, богемское стекло!

- Давай!- Жерар с силой швырнул блюдо о стену, прищелкнул языком.- Действительно, настоящее богемское!

- Прекратите!- кричал Даниэль.- Вы с ума посходили? Вахтанг, а ты что сидишь, как на панихиде?

- Я жду мой любимый Гурджаани,- улыбнулся Baхтанг. Я мечтал о нем четыре с половиной года...

- Прекратите же!- снова закричал Даниэль.- Варвары!

- За все заплачено!- резонно возразил Владимир.

...Когда портье в сопровождении официанта с подносом, на котором стояли бутылки водки и тарелки с закуской, появились в номере, у портье едва не отвалилась челюсть. Можно было подумать, что тут прошло стадо быков. Портьеры на окнах порваны, переломаны кресла, побита посуда. На сломанной широкой кровати лежал, раскинув руки, Жерар и кричал:

- Что еще можно сломать в этом борделе?! Владимир, Вахтанг, придумайте, что еще можно сломать! У меня руки чешутся!

- О, перекур!- Владимир кинулся к официанту, налил в фужер водки, залпом выпил, схватил с тарелки ломти колбасы, обернулся.- Вахтанг, твое любимое Гурджаани!

- Твой любимый Гурджаани,- по-русски поправил его Вахтанг и тоже подошел к официанту с подносом, взял бутылку, подержал, словно взвешивал, прочел этикетку, улыбнулся, проговорил тихо:- Ну, здравствуй, дорогой,.. столько лет к тебе шел...

- Господа... как это понимать?- бормотал подавленный портье.- Это дорогая мебель... восемнадцатый век, господа... дорогая мебель...

- Не волнуйтесь, дружище!- прожевывая колбасу, успокоил его Владимир.- Просто нам некуда девать силы и мы решили немного повеселиться после этой проклятущей войны! Имеем право? Или веселиться можно только Гиммлеру с Кальтенбруннером?

- Восемнадцатый век... Боже мой...- лепетал портье.

- Мы понимаем - восемнадцатый век! За восемнадцатый особая плата, так? Пожалуйста, получите,- Владимир достал еще пачку банкнот, сунул ее портье,- и выметайтесь отсюда, дружище, не мешайте веселиться! Давай шевели ногами!- Он подтолкнул портье и официанта к двери, захлопнул ее...

...В ресторане дымно и шумно. Больше всего галдят американские солдаты, расположившиеся за несколькими столиками недалеко от эстрады. Дальше столики с французами, в углу четверо русских офицеров. Через плечо у одного висела на красной ленте гитара. На эстраде пела молодая женщина, белокурая, в длинном серебристом платье с разрезом почти до пояса, так что мелькало голое бедро. На лице ее морщины преждевременной усталости и только когда она улыбалась, из глубины души всплывала придавленная годами трудной жизни красота.

Жерар, Владимир, Вахтанг и Даниэль вошли в ресторан, глазами ища свободный столик. Затем Жерар пальцем поманил к себе метрдотеля, что-то проговорил ему на ухо, сунул деньги и тот повел их через зал к свободному столику, тут же приказал что-то официанту и тот, кивнув, торопливо ушел. Жерар, Владимир, Вахтанг и Даниэль сели за стол.

- Вон русские,- сказал Владимир,- два старлея и капитан... Я бы теперь, наверное, был бы уже майором... или подполковником...

- Ты теперь - живой...- сказал Вахтанг.

- И свободный человек!- ухмыльнулся Жерар.- Гражданин мира!

- Грабитель и убийца,- язвительно добавил Даниэль.

- Кажется, мы одной веревочкой повязались,- парировал Владимир,- разве не так?

- Хотел бы я знать, куда она нас приведет?- спросил Даниэль.

- Боюсь не туда, куда мы захотим,- задумчиво проговорил Вахтанг.

- Слушайте, а певичка ничего!- сообщил Жерар.- Да посмотрите же, сукины дети!

Владимир посмотрел на певицу и ему показалось, что она тоже смотрит на него. Она пела и улыбалась, плавно раскачиваясь над сценой, и маленький оркестрик за ее спиной старался вовсю, и французские солдаты восхищались больше всех, кричали, аплодировали, кто-то швырнул ей под ноги букет фиалок, и она грациозно подняла их, послала французам воздушный поцелуй и продолжала петь.

- Веселый народ австрийцы,- грустно улыбнулся Даниэль.- Была война - не было войны, они веселятся и никаких гвоздей. Не то что мы...

- Они не видели настоящей войны,- сказал Владимир, продолжая глядеть на певицу.- Жерар, как ты думаешь, у нее красивый голос?

- Замечательный!- с готовностью восхитился Жерар и подмигнул Даниэлю и Вахтангу.- У нее голос настоящей оперной певицы! А фигура, как у греческой богини!

- Да?- Владимир подозрительно взглянул на него.

- Неужели я похож на торговца, который хочет всучить тебе порченый товар?- обиделся Жерар.

Владимир встал и пошел между столиков к эстраде.

- Как бы мы опять не влипли в историю,- сказал Даниэль, глядя ему вслед.

Владимир подошел к эстраде, некоторое время ждал, глядя на певицу. Теперь она смотрела на него и улыбалась. Она кончила петь и во время короткой паузы, когда гремели аплодисменты и солдаты кричали: "Браво!", Владимир спросил:

- Простите, фройлен, вы умеете петь по-русски?-

- Немного,- чуть смутилась певица,- несколько русских песен...

- Каких?

- Ну... "Калитку" знаю... "Гори, гори, моя звезда"...

- Благодарю вас, фройлен,- Владимир раскланялся и пошел к своему столику. Вид у него озабоченный.

- Ты договорился с ней с пулеметной скоростью,- сказал Жерар.

- Эх, если б была гитара... Она могла бы спеть "Калитку"...

- Может, я смогу помочь?- осторожно спросил Вахтанг.

- А ты умеешь на гитаре?- удивился Владимир.

- Не только...- усмехнулся Вахтанг,- я ведь консерваторию кончил...

- Ого!- выпучил глаза Жерар.- Консерваторию? Даниэль, как ты думаешь, сколько еще талантов спрятано в этом грузине?

- Затрудняюсь даже предположить,- улыбнулся Даниэль.

- Я сейчас,- Вахтанг направился к столику, за которым сидели русские офицеры.

- По-моему, он это делает зря,- нахмурился Владимир.

- Господа... мой товарищ...- на ломанном русском проговорил Вахтанг, подойдя к столику,- он немного поет по-русски... Можно вашу гитару? Две минуты?

Русские сначала настороженно посмотрели на него, потом капитан улыбнулся, сказал:

- Василий, дай ему гитару.

Василий тоже улыбнулся, снял с плеча гитару, протянул Вахтангу.

- Спасибо,- улыбнулся тоже Вахтанг.- Виват! Победа!

Он вернулся к столику, присел и взглянул на Владюира:

- Попробуем на троих. Я тоже знаю "Калитку",- он опытной рукой провел по струнам, взял аккорд.

- Пошли!- Владимир решительно встал.- Только голос у меня так... для компании...

- Ничего, дорогой, ничего...

Они направились к эстраде.

- Прошу прощения, фройлен, мы готовы спеть с вами "Калитку",- сказал Владимир.

Певица сделала знак рукой оркестру и музыканты умолкли. Стало тихо, и в этой тишине начали мелодично звучать переборы гитарных струн, и певица первая начала негромко:

- Отвори поскорее калитку...

Вторым вступил Вахтанг. Чуть хрипловатым голосом, с сильным акцентом, но голосом сочным и глубоким. Третьим присоединился Владимир. Зал начал невольно прислушиваться к голосам певицы, Владимира и Вахтанга. Играл он мастерски, гитара плакала и волновалась, и голоса двоих мужчин вселяли в души тревогу и надежду...

Когда они замолкли, ресторан взорвался аплодисментами, и больше всех старались Жерар и Даниэль.

- Когда вы кончаете работу, фройлен?- спросил Владимир.

- К сожалению, я сегодня занята,- с извиняющейся улыбкой ответила певица.

Подлетел официант с корзиной цветов, отдал ее Владимиру, а тот, в свою очередь, протянул цветы певице.

- О-о,- улыбнулась она,- вы очень добры!

Владимир запихнул в корзину пачку денег, отчего у певицы глаза стали вдвое больше. И вдруг Вахтанг легко вспрыгнул на эстраду и сделал повелительный жест оркестру, приказывавший молчать.

И заиграл. И запел по-грузински... Это был плач по родине, это была раненая надежда на встречу с ней, это были любовь и страдание. Гортанный голос легко взбирался в самую высь нот и вдруг обрушивался вниз... и оборвался на глубокой, торжествующей ноте...

Никто в зале не понял языка, но вновь взорвались аплодисменты. Вахтанг поцеловал руку у певицы, спрыгнул с эстрады и пошел к столику с русскими офицерами. Вернул гитару.

- Большое спасибо...

- Слушай, ты ведь грузин, а?- спросил капитан.

- Ты понимаешь по-грузински?- спросил Вахтанг.

- Нет. Но у нас в роте был грузин, часто пел... А почему ты...- он недоговорил, но Вахтанг понял смысл вопроса.

- Я из концлагеря,- Вахтанг присел за столик,- совсем недавно. Нас освободили американцы.

- Документы есть?- поинтересовался капитан.

- Н-нет... Мы ушли на свободу и все... Вот думаю пойти в вашу комендатуру...

- Без документа?- усмехнулся капитан,- А может, ты власовец? Или из националистического батальона? Чем докажешь?

- Вот мой документ,- Вахтанг закатал рукава пиджака и рубашки,- близко у локтя был вытатуирован номер,- это недостаточно?

- Недостаточно,- нахмурился капитан,- сейчас в Вене всякие ошиваются... Пленные вообще...

- Что вообще?- Вахтанг весь напрягся.

- Да так... сдавались, чтоб живыми остаться, а теперь...

- Ты-и...- Вахтанг дернулся и кулак сжался сам собой, но в последнюю секунду сдержался.- Извини, дорогой. Спасибо за гитару.

Он встал и направился к своему столику, русские офицеры настороженно смотрели ему вслед, потом владелец гитары сказал:

- В комендатуру бы его...

- Черт с ним. Тут выпивки сколько, только отдыхать начали, а с ним возись до ночи... протоколы, допросы... объяснения пиши... Ладно, братцы, выпьем за победу!

...Вечер. Набережная Дуная. У пристани стояло множество небольших катеров, украшенных гирляндами светящихся лампочек. Рядом полыхала неоновая вывеска ресторана. У подъезда прохаживался Владимир, курил, то и дело поглядывая на двери. Подъезжали и отъезжали машины. Суетился швейцар, открывая двери. Неподалеку от Владимира стояли четверо французских солдат и черноволосый сержант с тонкими усиками. Они о чем-то переговаривались, смеялись и тоже поглядывали на двери ресторана.

И тут вышла певица в серебристом платье, в меховой пелерине, накинутой на плечи. Она шла прямо навстречу Владимиру, улыбалась. Владимир, растерянно смотря на нее, едва слышно вымолвил:

- Фройлен...

Но певица прошла мимо него и, оказывается, смотрела вовсе не на Владимира, а за его спину, на брюнета-сержанта с усиками. Он отделился от своих товарищей, встретил певицу изящным полупоклоном, взял под руку, что-то быстро заговорил, улыбаясь и жестикулируя свободной рукой.

На лице Владимира появилась досада и разочарование. Он отшвырнул окурок и уже хотел войти в ресторан, как вдруг заметил, что остальные четверо французских солдат, подмигивая друг другу, пошли вслед за певицей и сержантом. Владимир секунду раздумывал, затем направился за солдатами. Он шел, словно привязанный, закуривая новую сигарету.

Он видел, как певица и сержант спустились по широкой бетонной лестнице на пристань. Сержант продолжал о чем-то говорить, целовал певице руку повыше локтя и жестом приглашал ее войти на катер, увешанный гирляндами лампочек. Певица послушно ступила на шаткие деревянные мостки, и скоро они скрылись внутри катера. Французские солдаты, следившие за ними, негромко смеялись, затем один что-то сказал друзьям и тоже убежал по мосткам на катер, исчез внутри. И по их жестам, сальным двусмысленным ухмылкам Владимир догадался, что они собрались делать. Один из солдат, заметив его, загородил дорогу, что-то сказал по-французски.

- Но это... нечестно, господа,- с трудом подбирая французские слова, сказал Владимир.- Дама пошла с вашим другом, но зачем второй? Так даже свиньи не делают, господа!

- Что, тоже хочешь?- улыбнулся один из солдат, высокий и носатый.- Возьмем его в компанию, а, ребята? Этот немец тоже соскучился по женщине!- и все дружно рассмеялись, кто-то даже приятельски хлопнул Владимира по плечу. Владимир оттолкнул носатого солдата и решительно направился к катеру.

- Э-э, так нельзя!- остановил его носатый,- Очередь! Понимаешь, очередь! Ты - последний!- он опять засмеялся.

И тут Владимир резко ударил его в челюсть. Охнув, солдат упал. Остальные на мгновение растерялись. Владимир побежал к катеру. У самых мостков его догнали, схватили за плечи, били наотмашь по голове. Началась молчаливая драка. Слышен скрежет башмаков по бетону, хриплое дыхание, звуки тяжелых ударов по лицу.

А из катера раздался протяжный женский крик. Владимир пытался проскочить на катер, но всякий раз на его пути вырастал кто-нибудь из солдат и драка закипала с новой силой...

...Жерар, Даниэль и Вахтанг сидели в ресторане. На эстраде гремел оркестр и несколько полуголых девиц кордебалета плясали на сцене, высоко вскидывая обнаженные ноги.

- Папаша мой был моряк!- перекрывая рев музыки, говорил Жерар.- Я его почти не помню - все время пропадал в море. И погиб в Атлантике в шторм. А мать пережила его всего на три года. Умерла от воспаления легких. Мне было тогда двенадцать лет. И с тех пор я - один... А у тебя есть семья, Даниэль?

- Нет,- ответил поляк, то и дело поглядывая на дверь ресторана.- Отец погиб в начале войны на границе, мать - при бомбежке, и сестра тоже... Все погибли...

Вахтанг, казалось, не слышал, о чем они говорили. Сидел, глубоко задумавшись, глубокая складка пролегла меж бровей.

- Да-а, грустно жить, когда у тебя нет никого на свете,- вздохнул Жерар.- Скажу тебе честно, человеку нельзя быть все время одному. Становишься злым. До войны я все ждал, что, наконец, влюблюсь по-настоящему в какую-нибудь женщину... О-о, тогда я был бы счастлив!- Жерар посмотрел на Вахтанга.- А у тебя есть семья, Вахтанг?

- Отца нету... есть сестра и брат... мать умерла,- односложно отвечал Вахтанг и поднял голову.- Мне, кажется, с Владимиром что-то случилось.

- Что с ним могло случиться?- пожал плечами Жерар.

- Я чувствую...- Вахтанг встал.- Посидите, а я проверю...

- Хорошо,- Жерар тоже встал.- Посидите, а я проверю...

...Жерар вышел из ресторана, огляделся по сторонам. Сверкая фарами, двигался поток автомашин, полыхала неоновая вывеска. Жерар подошел к "майбаху", стоявшему на углу улицы, открыл дверцу и к нему бросилась собака, виляла хвостом, лизала руки. Жерар с улыбкой гладил ее, говорил негромко:

- Что, собака? Скучно тебе одному? Ничего, дружище, скоро мы поедем домой... И я накормлю тебя мясом...

Мимо Жерара пробежали несколько французских солдат, и он услышал, как один сказал другому:

- Кажется, там наши дерутся!

Жерар захлопнул дверцу автомашины, заторопился за солдатами. Подойдя к пристани, он увидел внизу, у катера, драку.

- Владимир?- закричал Жерар.- Ты здесь?

- Здесь!- отозвался из клубка сцепившихся людей Владимир.

Жерар в три прыжка слетел вниз и кинулся в драку. От его тяжелых чугунных ударов солдаты попадали в разные стороны. На Жераре трещал смокинг. Кто-то прыгнул сзади на спину, но он сбросил человека, крикнул:

- Черт возьми, я ведь тоже француз, негодяи! Остановитесь!

Но к солдатам подоспела помощь, и драка не утихала.

...Даниэль и Вахтанг сидели в ресторане, ждали. Оба все время поглядывали на дверь. Наконец, Даниэль сказал:

- Ты прав, теперь уже точно что-то случилось. Пошли,- и они разом встали, направились из ресторана...

...Они вышли из ресторана, направились к "майбаху". Уже издали они увидели, как в машине беснуется овчарка. Она билась мордой и лапами о стекло, скалила клыками, рычала и хлопья пены падали с морды на обшивку сиденья.

Даниэль и Вахтанг оглянулись по сторонам, потом Даниэль открыл дверь, и овчарка пулей выскочила из машины, помчалась по набережной к пристани, распугивая редких прохожих.

- Пожалуйста, будь в машине,- сказал Даниэль.

- Я с тобой,- решительно ответил Вахтанг.

- У тебя плечо. Будь в машине. Кстати, в багажнике весь наш капитал!- и Даниэль побежал по набережной вслед за овчаркой.

Овчарка влетела на пристань и с глухим, грозным рычанием бросилась в самую гущу дерущихся. Вот она впилась одному солдату клыками в плечо и тот отскочил в сторону с криком:

- Собака! С ними собака!

А овчарка, словно фурия, вертелась среди солдат, сбивала их с ног, била клыками налево и направо. С криками, руганью солдаты начали разбегаться.

- Что, сукины дети, получили?!- громко хохотал Жерар и с маху ударил какого-то солдата в челюсть.-А это тебе привет из Марселя, подонок!

Солдат полетел в воду с пристани, с шумом поднялся фонтан черной воды.

- Тыловые крысы!- издали кричали французские солдаты.- Если бы не собака, мы бы вам показали!

- Если бы не собака, и если б вас был целый батальон!- закричал Жерар в ответ и присел на корточки перед овчаркой, обнял ее, нежно погладил.- Ах ты моя собака... ты моя нежная, умная собака...

И в это время появился Даниэль - он тоже успел поучаствовать в драке: лацкан пиджака оторван, на скуле ссадина, тяжело дышал, облизывал сбитые костяшки пальцев:

- Черт бы вас побрал! Мы будто сами напрашиваемся, чтоб нас загребли в комендатуру... дураки... мальчишки...

Овчарка тяжело дышала, торопливо облизывала ссадины на лице Жерара, и он блаженно улыбался:

- Ты ничего не понимаешь... нормальная драка...

- Из-за чего хоть сцепились?

- Разве у вас, славян, поймешь? А где Владимир? Он же был здесь!

И в это время из катера вновь раздался женский крик, и через минуту на палубу поспешно поднялся черноволосый сержант с усиками. Он был без берета, лицо исцарапано в кровь, галстук съехал в сторону, на куртке оторвано несколько пуговиц.

- Проклятая бабенка,- выругался сержант, пробегая мимо.

За сержантом выскочил солдат. У него тоже расцарапано лицо, порван мундир. Жерар засмеялся, глядя на них:

- Эй, ребята, куда так торопитесь? Может, выпьем по рюмке "Мартеля", ха-ха-ха!

На палубу катера вышли певица и Владимир. Серебристое платье на ней растерзано, она оглядывалась, растерянно повторяла:

- Пелерина! Боже мой, моя пелерина...

- Дура!- свирепо рявкнул Владимир,- чертова дура!- Он схватил ее за руку и потащил за собой. Прошел мимо Жерара и Даниэля и даже не посмотрел в их сторону.

- Кажется, остаток вечера мы проведем без него,- сказал Жерар...

...В спальне полумрак. На окне проплывали неоновые отблески. Владимир курил, глядя в окно, говорил с глухой яростью:

- Я понимаю тех, кто это делает из нужды! Чтобы не умереть голодной смертью! Чтобы накормить детей! Но я не понимаю, когда этим занимаются просто так... ради удовольствия! С каждым встречным! С пьяными подонками!

За его спиной был слышен тихий плач. Певица сидела на кровати и плакала, уткнув лицо в ладони. Она совсем раздета и обнаженное тело матово отсвечивает. Кажется, оно выточено из мрамора. И мерцающие волосы рассыпались по плечам.

- Тебе, наверное, хотелось, чтобы тебя изнасиловала вся эта бравая компания! Как кобели в очереди к истекающей сучке?! Шлюха!

- Перестань... перестань...- она плакала, качая головой.

Владимир молчал, ожесточенно курил, прикурив от окурка новую сигарету, пристально глядя в темноту.

- Ты ничего не понимаешь...- плачущим голосом говорила певица,- как трудно... невозможно жить... Я пою в ресторане за пятьдесят оккупационных марок... А буханка хлеба стоит сорок пять... А у меня есть еще старуха мать,- которая тоже хочет есть... И я должна одеваться, чтобы приятно выглядеть, должна покупать пудру, духи и чулки... Я не знаю, кому эта война принесла больше страданий, мужчинам или нам... Я, наверное, была бы счастлива, если бы меня убили на фронте... Боже мой, ты ничего не понимаешь,- и она снова заплакала.- Как мне противны ваши сальные похотливые рожи! Винный перегар изо рта... жадные, нахальные руки...

Владимир медленно подошел к кровати, сел и осторожно погладил певицу по волосам, по обнаженным плечам.

- Извини...- с трудом произнес он.- Я дурак... Я просто пьяный дурак...

- Ты ведь не немец. Ты плохо говоришь по-немецки. Ты кто?

- Я русский...

- Русский?- она в страхе отшатнулась от него.

- Да, русский,- грустно улыбнулся он.- Зовут меня Володей. А тебя?

- Элиза...- вздохнула певица, подняв голову. От слез на глазах размазалась тушь, темными полосками стекала по щекам;

- Ты здорово пела. Ты так здорово пела, что я сразу потерял голову, когда услышал...- он обнял ее, поцеловал в испачканные тушью глаза, губы...

...Вахтанга в машине не было. Жерар осмотрел машину, сказал:

- Слушай, кажется, он и пистолет мой прихватил... здесь лежал, под сиденьем... Куда он пошел?

Даниэль молчал, в растерянности оглядывался по сторонам. И вдруг Жерар увидел на ветровом щитке небольшой клочок бумаги, взял его, вылез из машины:

- Смотри, что я нашел... Тут по-русски... Ты понимаешь по-русски?

Даниэль взял клочок бумаги, с трудом разобрал в прозрачном свете фонаря неровные буквы русского алфавита:

"ДРУЗЬЯ, ПРОЩАЙТЕ. Я УШЕЛ. МНЕ ВОЗВРАЩАТЬСЯ НЕКУДА. Я ПОЛЮБИЛ ВАС ВСЕМ СЕРДЦЕМ. ВАХТАНГ".

Даниэль смял в кулаке бумажку:

- Че-ерт! Где же его искать? О Бог мой, где его искать!?

- Что он написал?- спросил его Жерар.

- Он стреляться ушел, понимаешь? Стреляться!- Даниэль завертел головой по сторонам, бросился к бульвару на набережной, закричал на бегу:

- Вахта-а-анг! Вахта-а-анг!

Жерар наклонился к собаке, вертевшейся рядом, проговорил:

- Давай собака, ищи Вахтанга! Ищи! Вахтанга!

Овчарка прыжками помчалась следом за Даниэлем и последним тяжело побежал Жерар...

...Вахтанг действительно был на бульваре. Он сидел на лавочке в тени громадного дерева, и в темноте его почти не было видно. Он смотрел на ночной Дунай, на катера, освещенные гирляндами лампочек. Бульвар пустынен, с улицы доносился рокот автомобилей. Он смотрел на Дунай, и рука с пистолетом лежала на колене, и другой рукой поглаживал пистолет, и лицо его было спокойным...

...Лишь на мгновение мелькнула перед ним Кура, стиснутая горными кручами, и древний монастырь на вершине горы... старые улочки Тбилиси... Лишь на мгновение... Вахтанг тряхнул головой, приходя в себя, медленно перекрестился, медленно произнес фразу по-грузински, переложил пистолет из левой руки в правую, передернул затвор и приставил пистолет к сердцу. Прошла секунда, другая... и вдруг из темноты послышалось частое громкое дыхание, и перед ним выросла овчарка с разинутой пастью и вываленным языком. Она остановилась, как вкопанная, и завиляла хвостом, и гавкнула совсем негромко, словно, радовалась встрече. И из черной глубины бульвара Вахтанг услышал протяжные крики друзей:

- Вахта-а-анг! Вахта-а-анг!

...Жерар, Даниэль, Вахтанг медленно шли по бульвару, и Жерар громко возмущался:

- Как ты мог решаться на такое, не посоветовавшись с нами, сукин ты сын! После всего, что мы пережили на войне! В этом проклятом концлагере! И остались живы! Я думал, самый дурацкий народ на свете - это славяне!

При этих словах Даниэль усмехнулся, покачал головой, сказал:

- Слышал бы это Владимир...

- А, оказывается, есть еще более сумасшедшие люди! Грузины!

- Перестань...- тихо сказал Вахтанг.

- Почему ты не можешь вернуться домой? Что это за тайны такие? Почему я не смогу понять?

- Потому что ты француз,- за Вахтанга ответил Даниэль.

- Отдай мой пистолет,- сказал Жерар.- Это наш общий пистолет,- Вахтанг впервые улыбнулся, взглянув на него.

- Черт с вами! Я решил, как мы будем жить дальше!- махнул рукой Жерар.

- Решил без нас?- улыбнулся Даниэль.

- А вы все равно ничего не смыслите в жизни на западе. И потому слушайте меня! Мы будем путешествовать! Поедем во Францию, потом в Италию, потом в Южную Америку...

- А деньги?- спросил Даниэль.

- Нам будут давать взаймы,- подмигнул ему Жерар.- Решено! Завтра я еду во Французскую миссию и разузнаю, как нам легче всего проехать во Францию.

- Боюсь, ничего не выйдет...- вздохнул Даниэль.

- Почему?

- Я хочу на родину...

- Ну вас к черту! И слушать ничего не хочу! Мы не для того каждый день подыхали в концлагере! Теперь надо держать жизнь за горло! Вот так!- он сжал здоровенный кулачище.- И не распускать нюни!

...Они лежали в постели, и лунный свет освещал полутемную спальню. Владимир - на спине, с закрытыми глазами. Элиза, приподнявшись на локте,смотрела на него, гладила кончиками пальцев по обнаженной груди, осторожно поцеловала в лоб, щеку. Ее волосы упали ему на лицо. Она улыбнулась и прошептала:

- Володья... за столько лет я впервые счастлива... Господь услышал мои молитвы...

Он вдруг открыл глаза и посмотрел на нее в упор:

- Что тебе нужно, чтобы ты всегда была счастлива?

- Ты...- она смущенно улыбнулась.

- А еще?

- Еще... немного... совсем немного денег, чтобы мы могли жить вместе...- она наклонилась и поцеловала его, но Владимир не ответил на поцелуй, смотрел на нее в упор:

- Сколько тебе нужно денег?

- Я же сказала... совсем немного...

Владимир вскочил с постелив вытащил из-под кровати саквояж, раскрыл его и начал швырять на кровать пачки банкнот:

- На! Все бери! Хватит тебе? Хватит?

Элиза в страхе смотрела на пачки, на саквояж, на дне которого лежал пистолет.

- Что ты делаешь, Володья?

Он разогнулся, тяжело дыша, пошел к столику у окна, пошарил рукой в поисках пачки сигарет. Налил рюмку, выпил, спросил:

- У тебя нет сигарет?

- Ты все выкурил... Ты очень много куришь, Володья...

- Подожди, я скоро вернусь...- и он вышел из номера...

...Улица перед отелем пустынна. Проезжали редкие автомашины, полыхали рекламные вывески. Владимир медленно шел по улице. Спрашивал у редких прохожих:

- Прошу прощения, вы сигарет не продадите?

Прохожие испуганно прибавляли шагу, отвечая на ходу.

- Извините, не курю...

Другие совсем не отвечали. Владимир зябко поежился. И вдруг заметил патруль. Трое русских солдат и офицер в гимнастерке. На груди офицера и солдат поблескивали ордена и медали. Владимир нетвердыми шагами направился к ним.

- Ребята... здорово, ребята,- проговорил он пьяноватым голосом.- Папиросы не будет, а? Сто лет не курил папирос.

Солдаты посмотрели на лейтенанта. Тот секунду помедлил, потом достал из кармана широких галифе пачку "Казбека", протянул Владимиру, щелкнул зажигалкой. Владимир жадно затянулся, выпустил дым, проговорил улыбаясь:

- Вот это табак... настоящий табак, а? Вы откуда воюете, ребята?

- От Сталинграда,- ответил лейтенант.

- А какой фронт?

- Сначала Воронежский, потом третий Украинский...

- А на Кубани летом сорок второго не были?

- Нет,- ответил лейтенант.

- А-а, то-то и оно, что не были... А на Кубани было... интересно, ребята... оч-чень интересно...- Владимир жадно курил, стоял перед патрулем, покачиваясь, в расстегнутой на груди рубашке с закатанными рукавами.- Спасибо, ребята...

- А вы кто?- после паузы спросил лейтенант.

- Как кто?- пожал плечами Владимир,- Ч-человек... Я че-ло-век и больше ничего... Дайте еще папирос, а? Я заплачу,- он начал шарить по карманам, но денег не нашел.

Лейтенант вынул из пачки несколько папирос, положил их в карман гимнастерки, а пачку протянул Владимиру.

- Ребята...- хмельно улыбнулся Владимир.- Вы золотые ребята... Жаль, вас не было на Кубани в сорок втором... Спасибо, ребята...

Он все так же стоял, покачиваясь и дымя папиросой, а патруль уходил по улице. Солдаты о чем-то переговаривались с лейтенантом, оглядываясь на Владимира. И вдруг они резко повернули обратно, быстро подошли:

- Эй, как вас? Документы предъявите, пожалуйста.

- Что вы, ребята... Какие документы?- пьяно улыбнулся Владимир и вывернул пустые карманы.- Откуда у меня документы?

- Вам придется пройти с нами в комендатуру,- сказал лейтенант, а один из солдат стянул с плеча автомат.

- Да что вы, ребята...- Владимир хотел уйти, но второй солдат встал у него за спиной и тоже снял с плеча автомат.

И в это время у обочины тротуара резко, с визгом затормозил черный "майбах", из него выскочил Жерар, подбежал к Владимиру и солдатам. Оттолкнув лейтенанта, Жерар схватил Владимира за плечо, приставил его к стене дома.

А в "майбахе" сидели в напряжении Даниэль и Ваханг, один держал наготове автомат, другой - пистолет.

- Руки за голову!- скомандовал Жерар, наставив пистолет Владимиру в затылок, и начал обшаривать его карманы. Обернувшись к растерянным солдатам и лейтенанту, Жерар быстро сказал:

- Я инспектор военной полиции, господа! Этого человека мы давно ищем! Это опасный преступник! Спасибо за помощь, господа! В машину! Быстро!- приставив пистолет к спине Владимира, Жерар повел его к машине, открыл дверцу и втолкнул внутрь.

Затем забрался сам. Даниэль выжал газ, и машина сорвалась с места. Солдаты и лейтенант растерянно смотрели ей вслед.

- Я так и думал, что этому сукиному сыну захочется поговорить со своими соотечественниками!- зло говорил Жерар.- Один уже поговорил и решил застрелиться! Теперь этот! Ну что с вами делать, а?

- Я еще не говорил со своими соотечественниками,- усмехнулся Даниэль.

- Попробуй. Наверное, побежишь топиться в Дунае. К черту, давайте в отель, я спать хочу!

- Я вышел за сигаретами...- оправдывался Владимир.- Шел и шел... Спрашивал, а никто не дает... А потом патруль...

Машина свернула за угол и приблизилась к отелю с другой стороны улицы. И вдруг Даниэль резко нажал на тормоз. Они увидели, что к отелю подкатили две полицейские машины, из них выскочили полицейские и побежали в отель, на ходу доставая пистолеты.

Даниэль медленно отъехал назад, проговорил:

- Кажется, это за нами...

- Выключи фары,- приказал Жерар,- слушай, а твоя певичка - шустрая бабенка! Пока ты ходил за сигаретами, она успела донести в полицию. Вместо того, чтобы любить ее, как следует, ты, наверное, напугал ее до смерти...

- Мог заявить и портье,- сказал Даниэль,- или хозяин отеля.

- Ну что ж, раз вы не захотели жить в номерах, где останавливался Гиммлер, Геринг и прочая сволочь, теперь будете жить под мостом...- вздохнул Жерар.

- Как порядочные люди...- улыбнулся Вахтанг.

- Мы не против,- тоже улыбнулся Даниэль,- боюсь, твоя собака будет возражать.

- И машину придется бросить,- сказал Владимир,- наверняка нас ищут по этой машине.

- О, Владимир, ты бываешь удивительно догадлив!- сказал Жерар...

...Ранним утром друзья сидели в парикмахерской, каждый в своем кресле, и четверо парикмахеров тщательно брили их.

У входа в парикмахерскую, привязанная к водосточной трубе, сидела овчарка в ожидании хозяина.

- Мне надоело в этом дурацком городе,- сказал Жерар,- давно пора отсюда сматываться.

- Угу,- не поворачивая головы, ответил Владимир.

- Давно пора,- глядя на себя в зеркало, сказал Даниэль.

- Я мечтаю об этом,- добавил Вахтанг.

- Как вы можете так говорить про Вену, господа!- развел руками и грустно улыбнулся пожилой парикмахер,- Вена - это... сказочный город. Это город музыки и любви!

- Это город воров и спекулянтов,- ответил Жерар.

- Это город певичек - предательниц,- добавил Владимир.

- Это город тоски и смерти,- сказал Вахтанг.

- Последние четверо честных людей уедут из этого города сегодня же!- решительно заявил Даниэль...

-...Поймите, мадемуазель, это очень приличные люди,- говорил по-французски Жерар, облокотившись о дубовую перегородку, за которой сидела миловидная девушка. Ее большие серые глаза внимательно смотрели на Жерара.

- Но кто они, эти люди?- улыбаясь, спросила она.

- Неважно. Они мои друзья - этого достаточно. Они хотят поехать во Францию, и я должен им помочь. Поймите, мадемуазель, у меня никого нет, только эти друзья...

- Но кто они такие? Как их фамилии?

- Фамилии?- Жерар растерянно смотрел на девушку.- Я не знаю их фамилий... Мы обращаемся друг к другу по именам.

Девушка засмеялась, затем вновь стала серьезной.

- Они военнопленные,- нахмурившись, сказал Жерар,- мы вместе сидели в концлагере.

- Нужно обратиться в репатриационную комиссию. Кто они по национальности?

- Русский, поляк и грузин.

- Грузин?- девушка удивленно вскинула брови.

- Вы никогда не были в Грузии? Это... это прекрасная... удивительная страна! Она находится... но это неважно... Я не видел ничего более экзотического и прекрасного, чем Грузия! Клянусь вам! А какой там народ! Ах, какой там народ! Ах, какой прекрасный народ эти грузины!

- И что же, ни один из них не хочет ехать на родину?- перебила его девушка. Жерар замолчал, опустив голову. Девушка добавила после паузы.- Мне вы можете сказать. Я ведь тоже была в концлагере. Почти два года...

- Неужели, мадемуазель?!- Жерар вскинул голову, тревожно посмотрел на нее.- Значит, вы знаете, что это такое?

- К сожалению... - вздохнула девушка.

- А почему вы не едете во Францию?

- Пока мы говорим о ваших друзьях,- опять улыбнулась она,- фамилий, которых вы не знаете.

- Понимаете, мадемуазель, они тоже одинокие, неприкаянные люди... И нам не хотелось бы расставаться. Потому что единственное, что осталось у нас в этом мире,- это мы сами... Понимаете, мадемуазель, мы сами...

...Владимир, Вахтанг и Даниэль прогуливались с собакой в сквере напротив французской миссии, поглядывали на подъезд. Собака все время рвалась с поводка, тащила Даниэля вперед. Владимир и Вахтанг заметно отстали. Вахтанг глухим голосом рассказывал по-русски:

- Отца объявили врагом народа в апреле... а третьего мая арестовали. Он был большой дирижер, в Грузии его знали все... Как дирижер может быть врагом народа, скажи, а?- он иногда вскидывал голову, и его горячие черные глаза с болью смотрели на Владимира.- Третьего мая арестовали, а уже двадцать пятого мая отказались принимать передачи. Потом матери по секрету сказали, что его уже расстреляли... Даже суда не было, ты можешь это понять? Мне пришлось уйти из консерватории. Сестренку Манану из художественной школы выгнали. Ах, как она хорошо рисует, если б ты видел! Брат Леван хотел в институт поступить - даже документы не взяли...- Вахтанг время от времени замолкал, словно набирал сил.- Два года работал учителем в музыкальной школе - тоже выгнали. Сын врага народа не может обучать детей. Но ведь я их музыке обучал, а не политике!- гнев и горечь сверкнули в глазах Вахтанга.- Ты знаешь, Володя, я все думал, думал... Дома думал, потом на фронте, потом в лагере... Ты знаешь, не на классы людей делить надо, не на сословия, а... на честных и подлых, на злых и добрых, понимаешь?

Владимир усмехнулся, пожал плечами. А Вахтанг продолжал, с силой выговаривая слова:

- Есть люди - от Бога, а есть люди от дьявола... они везде есть, Володя... Сколько прекрасных, замечательных людей погубили, оклеветали, растоптали... Они даже прекрасную идею в страшное оружие превратили... В оружие против самих людей... Послушай, Володя, как могут близкие не верить друг другу, а? Чтобы сын отцу не верил, брат сестре! A они так сделали! Отец - враг народа, да? И старший сын пошел воевать и в плен попал, хорошо, да?

- Ну-да, лучше некуда...- нахмурился Владимир.

- Я не за себя боюсь, Володя, я новое горе всей семье принести не хочу, понимаешь, да? И домой так хочется - сердце горит. Как тут быть, а? Уж лучше "пропал без вести".

- Не думаю, что для них это будет лучше,- вновь нахмурился Владимир.

- А по-другому как? Застрелиться? Как я докажу, что не сам в плен сдался? Что меня почти мертвого взяли? А ты как докажешь?

- Но не все же такие!- почти крикнул Владимир.- Не все!

- Не знаю...

- Сволочи... бей своих, чтоб чужие боялись. Это мне особист в полку говорил... Жерару что! Ему вся Европа - родной дом! И Даниэль проживет, устроится... А мы? Мы же сдохнем тут! Без родины! Сдохнем, как рыбы без воды! Нет, надо возвращаться, а там будь, что будет...

- Как возвращаться?- Вахтанг смотрел на него горячими, тоскливыми глазами.

- Не знаю... А может, плюнем, а, Вахтанг? И пойдем шататься по Европам? Мы вчетвером не пропадем!- гибельный восторг светился в глазах Владимира.- А если пропадать - так с музыкой!

-...А вам не надоело жить в этом паршивом городе?- спрашивал Жерар.- Неужели вам никуда не хочется поехать?

- Куда?- девушка пожала плечами.

- Мадемуазель, мир так огромен! Не хватит и нескольких жизней, чтобы все посмотреть!

- Для этого нужно много денег,- она улыбнулась, но улыбка получилась грустной и беззащитной,- а деньги, к сожалению, есть не у всех людей...

- У меня есть деньги!- выпалил Жерар.-Да, да, мадемуазель, у меня уйма денег! Если бы я предложил вам путешествовать вместе, вы бы согласились?

- И с вашими друзьями?- уже весело улыбнулась девушка.

- И с собакой. У нас есть замечательная собака! Не подумайте ничего дурного, мадемуазель, мы вовсе не жулики...

- Я вам верю...

- Правда, мадемуазель?- неподдельная радость вспыхнула в глазах Жерара.- Я счастлив, мадемуазель! Я... Что бы такое сделать?- Жерар вдруг встал на руки и пошел по комнате, болтая в воздухе ногами.

- Перестаньте!- смеялась девушка.- Перестаньте сейчас же!

В комнату вошел посетитель и, увидев гуляющего на руках человека, испуганно попятился за дверь:

- Простите, мадемуазель, я зайду попозже...

...Теперь Владимир и Вахтанг сидели на лавочке, молчали. Владимир курил. Из глубины аллеи показался запыхавшийся Даниэль. Еще издали он закричал:

- Собака не с вами?

- Она была с тобой,- сказал Владимир.

- Черт возьми! Я отпустил ее побегать, и она умчалась. Я решил, что она побежала к вам...

Теперь все трое торопливо шли по скверу, оглядываясь по сторонам. Потом вышли на улицу...

-...Мой папаша древний аристократ из Нормандии,- со страстью рассказывал Жерар,- вы не поверите, до чего был вредный старикашка. Но за одно ему спасибо - оставил мне кучу денег!

Девушка смеялась, лукаво грозила Жерару пальцем:

- Мне очень сильно кажется, что вы сочиняете.

Жерар некоторое время молчал, потом сказал печально:

- Конечно, наврал. Ни у меня, ни у моих друзей денег нет... Но вы не откажетесь поужинать с нами? На это у нас деньги есть...

...В переулке, куда свернули Вахтанг, Владимир и Даниэль, стояла грузовая машина с огромной металлической клеткой в кузове. Клетка была полна беспризорных собак, тощих, со свалявшейся грязной шерстью. Здесь и овчарки, и эрдельтерьеры, и пудели, и просто дворняги. Одни беспрерывно лаяли, вставая на задние лапы и царапая когтями прутья, другие метались по клетке из угла в угол, третьи, смирившись со своей печальной судьбой, неподвижно сидели и грустно смотрели.

- Смотри, вон она!- Вахтанг толкнул локтем Владимира.

Два собаколова поймали на аркан овчарку Жерара и теперь тащили ее к машине. Проволочная петля сдавила собаке шею, она упиралась, скребла по асфальту когтями, хрипела.

- О-о, черт!- Даниэль первым бросился к собаколовам.

- Эй, приятель, а ну оставьте нашу собаку в покое!

- А регистрационное удостоверение у вас есть?- спросил один.

- Какое тебе удостоверение?- зло спросил Даниэль.- У нас самих нет никаких удостоверений!- он вырвал из рук собаколова аркан, начал освобождать собаку.

- Но позвольте!- закричал второй собаколов,- На собаку должно быть удостоверение!

Подошел Владимир, с ходу вынул пистолет:

- Я тебе сейчас вот этим удостоверением компостеров лбу проставлю!

Собаколовы испуганно попятились к машине, один прошептал:

- Ганс, это бандиты...

А Владимир забрался в кузов, откинул щеколду на дверце клетки и распахнул дверцу настежь. С оглушительным тявканьем и воем собаки прыгали с кузова на асфальт, разбегались в разные стороны. Даниэль держал овчарку Жерара, и собака подпрыгивала, благодарно лизала его в лицо.

- Побег из концлагеря...- улыбаясь, проговорил Вахтанг.

- Ты представляешь, что с нами сделал бы Жерар, если бы эта чертова собака пропала?- спрыгивая с кузова, сказал Владимир...

...Жерар выбежал из здания французской миссии, бегом устремился через улицу в сквер. Глаза у него вытаращены, как у безумного, пиджак расстегнут и галстук съехал в сторону.

- Что-то произошло очень важное,- сказал Вахтанг, глядя на приближающегося Жерара.

- Не дай Бог, если он втюрился в какую-нибудь девчонку,- ответил Владимир.

- Ребята!- Жерар плюхнулся между Владимиром и Даниэлем на скамейку, тут же вскочил, заметался туда-сюда.- Это такая женщина! Она похожа на фюзеляж самолета! Она, как... нет, это не передать словами! Она... тихий ангел!

- Что я тебе говорил?- Владимир с улыбкой глянул на Даниэля.

- Вот только тихого ангела нам и не хватало,- сказал весело Вахтанг.

- У меня сердце чувствовало, что он в кого-то втюрился,- сказал Даниэль.

- Нет, нет, это вопрос решенный! Ребята, мы едем во Францию вместе с ней!

- А ты нас спросил?- сказал Даниэль.

- А что вас спрашивать?- удивился Жерар.- Я знаю, что вы согласны!

- Ты посмотри на этого самоуверенного индюка!- возмутился Даниэль.- Он распоряжается нами, как своей паршивой собакой!

А собака сидела перед ними и преданно смотрела на Жерара.

- Собака не паршивая!- повертел в воздухе пальцем Жерар.- Собака замечательная!

- А эта мымра... которую ты откопал,- с ехидцей спросил Владимир,- тоже замечательная, как собака?

- Она, наверное, похожа на японскую болонку!- засмеялся Даниэль.- Такая же злобная, с вытаращенными глазами и соплями из носа!

- А как он с ней спать будет, Даниэль?- подхватил Владимир.- Он же раздавит ее, такой медведь!

Они не заметили, как побледнело и окаменело лицо у Жерара, лишь Вахтанг заметил, проговорил негромко, предостерегающе:

- Эй, эй, ребята...

Но ребят "понесло".

- Нет, он будет сажать ее сверху и подкидывать до потолка!- давился от смеха Даниэль.

- Фюзеляж... хих-хи-хи! А может, китайский чайник?

Жерар медленно, вразвалку подошел к ним и вдруг по-медвежьи, мгновенно схватил обоих за горло руками, сдавил железными пальцами так, что у них перехватило дыхание, глаза выпучились из орбит. Они дергались, пытались освободиться, но пальцы Жерара сдавливали их все сильнее и сильнее.

- Грязные ублюдки!- гнев клокотал внутри Жерара, но он сдерживал себя и оттого выражение его лица казалось еще более страшным,- Поганые похабники!

- Жерар, Жерар...- попробовал вступиться Вахтанг, но собака, оскалившись, грозно зарычала.

- Вшивые недоноски, я придушу вас! Раздавлю, как лягушек, если еще хоть раз услышу дурное слово про эту женщину! А теперь проваливайте и чтобы я вас больше не видел!- Он с силой встряхнул их и оттолкнул от себя. Потом глянул на Вахтанга.- Ты тоже можешь проваливать! Мне никто не нужен!

Владимир и Даниэль отлетели на несколько шагов, судорожно глотали воздух. Даниэль начал захлебываться кашлем, сгибался от кашля пополам. Владимир стоял, держась рукой за дерево, пытался вдохнуть всей грудью, тер пальцами горло.

Жерар сел на скамейку рядом с Вахтангем и молча гладил собаку, и слезы медленно стекали по щекам. Он смотрел перед собой, и слезы текли, губы нервно кривились, но он все же пытался улыбнуться собаке, шептал:

- Что, пес? Что ты на меня так смотришь? Ты не бойся, старина, я тебя никогда не брошу...

Владимир медленно подошел и сел рядом, молча закурил. Даниэль, наконец, перестал кашлять, вздохнул с облегчением, тоже подошел к скамейке и сел с другой стороны, рядом с Вахтангом. Они долго молчали. Затем Даниэль сказал:

- Вахтанг, спроси у него - он догадался пригласить эту девушку на ужин?

- Ты догадался пригласить ее на ужин?- тихо спросил Вахтанг.

Жерар не ответил. Владимир тогда сказал:

- Я думаю, на это у него мозгов хватило. Тогда где-то нужно раздобыть хорошую машину.

- Не хуже, чем та, в которой ездил Гиммлер!- поднял вверх палец Вахтанг.

- Точно,- кивнул Владимир,- и еще нужно где-то занять денег. То, что было во втором саквояже, мы почти истратили.

- Жерар, они интересуются, ты хочешь занять деньги, чтобы пригласить свою девушку на ужин?- опять тихо спросил Вахтанг.- Мы готовы помочь тебе в этом деле.

Жерар поднял голову, смотрел на них. В глазах у него стояли слезы, но он, улыбаясь, прошептал:

- Сукины вы дети... конечно, мы займем денег...

...У здания центральной венской комендатуры шла смена патрулей. Английский патруль, застыв на месте, ждал, когда к нему четким парадным шагом приблизится американский патруль. Мгновение они стояли друг против друга. Отдали честь. Затем английский патруль двинулся таким же парадным шагом. Американский занял его место. Жерар, Вахтанг, Владимир и Даниэль наблюдали за ними в толпе зевак.

- Держи собаку,- Жерар передал поводок Даниэлю, а сам быстро направился к веренице автомашин, прижавшихся к обочине тротуара. Он быстро распахнул дверцу, сел за руль и, достав кусок проволоки из кармана, начал возиться с зажиганием. Окна в комендатуре ярко освещены, горела цепочка фонарей вдоль улицы. Медленно прохаживался патруль. Собака нетерпеливо дергала поводок, но трое друзей стояли, ждали. Медленно расходилась от комендатуры толпа зевак.

Наконец, машина завелась, плавно двинулась с места и покатила в конец улицы, свернула на другую.

- Пошли,- сказал Даниэль, и собака первая рванулась с места...

...Уже совсем стемнело, когда машина подъехала к ювелирной лавке в узкой булыжной улочке, стиснутой старинными высокими домами с острыми черепичными крышами. Здесь мало фонарей, и потому темнота казалась плотнее. Жалюзи на первых этажах во всех домах опущены.

- Кажется, это здесь,-вполголоса проговорил Жерар, приглядываясь к вывеске над входом в ювелирную лавку,- я ее приметил, когда мы тут проезжали вчера. Значит, так. Володя - за руль, Вахтанг - караулит на улице, Даниэль со мной,- и Жерар первым выбрался из машины, подошел к дверям в ювелирную лавку, склонился над замочной скважиной. Даниэль стоял рядом.

Вахтанг прохаживался в стороне, поглядывая по сторонам. Слышно, как Жерар гремел набором отмычек, шепотом ругался. Наконец, дверь нехотя поддалась, и Жерар вошел внутрь лавки. Даниэль проскользнул за ним и прикрыл дверь.

Просвечивая фонариком, Жерар медленно ступал по лавке. Прошел торговый салон с застекленными прилавками, открыл дверь в конторку, вновь посветил фонариком. В луч света попал массивный железный сейф, стоящий у стены.

- Инструмент,- прошептал Жерар, и Даниэль подал ему несколько металлических предметов: фомку, дрель и клещи.

Жерар втиснул фомку между сейфом и стеной и начал тихо раскачивать сейф. Это трудная работа. На лбу у Жерара выступили капли пота. Он пыхтел, раскачивая сейф все сильнее и сильнее. Щель медленно увеличивалась, сыпалась штукатурка, железные болты, которыми сейф был прикреплен к стене, начали медленно вылезать из своих гнезд. Даниэль терпеливо ждал. Томительно тянулось время.

...Владимир сидел за рулем, курил. Прохаживался по узенькому тротуару Вахтанг, напряженно прислушивался к звукам в доме. Но там было тихо...

...Наконец, болты выскочили из стены. Жерар, поднатужившись, сдвинул сейф в сторону и начал сверлить дрелью заднюю стенку. Скрежетал металл, блестящая стружка падала кольцами на пол.

- Сюда посвети... сюда...- шептал Даниэль и светил фонариком.

Потом, отложив дрель, Жерар "фомкой" и клещами резал заднюю стенку сейфа, шептал:

- Разве я не самый лучший авиационный механик на свете...

Руки у него дрожали от напряжения. Он закусил губу, смахнул капли пота со лба.

- Дай я попробую, ты устал,- прошептал Даниэль.

- Ничего, ничего...

Наконец, он вырезал квадрат металла, отогнул его клещами. Даниэль посветил в отверстие фонариком. На полках лежали пачки банкнот, коробочки с драгоценностями.

- Действительно я самый лучший авиационный механик на свете!- торжествующе улыбнулся Жерар и запустил руку в сейф, стал вынимать оттуда пачки банкнот, швыряя их в портфель, который держал перед ним Даниэль. Затем он достал коробочки с драгоценностями, потом его рука нащупала что-то странное.

- Это еще что такое?- Жерар вынул из сейфа туго набитый парусиновый мешочек, развязал его. Даниэль посветил, и электрический свет выхватил из темноты золотые коронки и целые зубы из золота, обручальные кольца, вставные золотые челюсти. .

- Человеческие зубы...- удивленно прошептал Жерар,- откуда они здесь?

- Что, что?- вздрогнул Даниэль,- Покажи-ка!

Он высыпал из мешка золотые коронки, зубы, кольца, перебирал их, и губы у него вдруг начали мелко дрожать:

- Да... эт-то ч-человеческие...- заикаясь, сказал он,- это из концлагеря...- он вдруг повернулся и пошел в темноту, посвечивая фонариком.

Жерар продолжал шарить рукой в сейфе, доставая все новые пачки денег и коробочки с драгоценностями. Вдруг он замер, прислушался. Откуда-то сверху доносились человеческие голоса. Жерар выдернул из кармана пиджака пистолет, быстро пошел из конторки.

Он поднялся на второй этаж, где обычно размещались в таких лавках и магазинах жилые комнаты хозяев. Голоса раздавались из спальни. Жерар заторопился туда и когда вошел, увидел на кровати пожилого толстяка в полосатой пижаме и Даниэля, который держал толстяка за волосы и тыкая ему лицо мешок с золотыми зубами и коронками:

- Пся крёв! Подлая тварь! Ты выбивал заключенным зубы!? Ты собирал их, гадина! Жирный ублюдок! На, жри их, жри,- Даниэль горстями засовывал толстяку их в рот, и его глаза наливались мутью горячего бешенства, как тогда в дороге...

- Это не я! Клянусь Исусом, не я! Я забрал их в комендатуре, когда все уехали! Я не виноват, клянусь Богом, не виноват!- Толстяк извивался на кровати, жирные щеки его тряслись.

- Оставь его!- громко сказал Жерар.- Нам пора уходить.

- Оставить?- Даниэль повернул к Жерару белое, с мутными от бешенства глазами, лицо.- Чтобы эта гадюка дожила до старости? Чтобы эта тварь торговала человеческими зубами и ходила в церковь молиться!?- Глаза Даниэля заметались по сторонам и вдруг увидели на ночном столике, рядом с горящим ночником, блестящее лезвие парикмахерской бритвы.

- Даниэль!- Жерар бросился вперед, но не успел - Даниэль схватил бритву и одним взмахом перерезал толстяку горло.

Черная кровь хлынула на пижаму, атласное одеяло. Толстяк задергался в конвульсиях, захрипел.

Даниэль попятился от кровати, все еще держа бритву в руках, затем отбросил ее в сторону, закричал страшным голосом:- Пусть меня накажет Господь! Пусть накажет, пусть!!

Жерар едва успел подхватить его на руки. Даниэль бился в припадке, пена выступила на губах, слова вырывались со стоном:

- Там зубы Збышека! Я помню! У него было два золотых зуба! Збышек, что они с нами сделали! Я тоже стал негодяем!

- Успокойся, Даниэль, успокойся... Нам надо уходить, слышишь? Ну, соберись с силами, дорогой... черт с ними с этими зубами...

Из темноты бесшумно вынырнул Вахтанг, замер на пороге спальни, посветил фонариком.

- Найди одеколон,- попросил его Жерар и продолжая гладить Даниэля по лицу, качал его, как ребенка. Вахтанг шарил в ночном столике, нашел флакон:

- Кажется, это...

Жерар налил одеколона в себе в рот и прыснул Даниэлю в лицо. Потом опять набрал в рот, пальцами приподнял веки Даниэля и прыснул в глаза. Тот вздрогнул, пальцами стал тереть обожженные глаза.

- Соберись с силами,- тихо сказал Жерар,- нам надо уходить...

Даниэль с трудом поднялся. Жерар поддерживал его под руки, сказал Вахтангу:

- Возьми внизу портфель с деньгами.

- Хорошо,- Вахтанг посветил фонариком на постель, на лицо убитого и удивленно воскликнул:- Ты посмотри, кто это!

Жерар обернулся. Луч фонарика осветил лицо унтер-офицера Штольца, служившего в концлагере.

- Бедняга Штольц...- уронил Вахтанг.

- Что заслужил, то и получил,- жестко ответил Жерар.

...Черный "мерседес" неторопливо ехал по улицам. За рулем - Владимир, сзади Жерар, на коленях у него полулежал Даниэль. Вахтанг впереди, рядом с Владимиром.

- Надо уезжать из этого проклятого города,- пробормотал Жерар,- иначе мы скоро будем по уши в крови...

...Спали они в машине, посреди огромного пустыря. Проснулись ранним утром, когда майское утро осветило древний город.

- Вот и еще один день прожили,- улыбнулся Владимир.

- Прошу не забыть,- проворчал проснувшийся Жерар,- у нас сегодня торжественный ужин. Вы обязаны, сукины дети, выглядеть не хуже английских лордов.

- Мы будем выглядеть лучше,- сказал Вахтанг, открывая глаза.

Даниэль молча выбрался из машины, прошел несколько шагов навстречу солнцу и долго стоял неподвижно, закрыв глаза. Слабая улыбка тронула губы Даниэля.

- Как ты себя чувствуешь?- Жерар подошел, положил ему руку на плечо.

- Я хочу домой...- ответил Даниэль....

Потом они примеряли в магазине вечерние костюмы, и сам владелец магазина суетился перед ними, помогал одевать пиджаки, выбирал галстуки, что-то советовал и долго раскланивался, получив пачку денег.

...Когда знакомая Жерара вышла из здания французской миссии, черный "мерседес", стоявший неподалеку, медленно тронулся и поехал рядом с девушкой. Затем распахнулась дверца, и выглянул улыбающийся Жерар:

- Добрый вечер, мадемуазель! Я и мои друзья давно ждем вас!

Девушка остановилась, секунду колебалась, потом забралась в машину. "Мерседес" прибавил скорости.

...Они приехали в фешенебельный ресторан. Здесь в двери величественнее, с тяжелыми, начищенными до огненного блеска бронзовыми ручками, и большой зал с эстрадой в центре, и солидная, важная публика, нет солдат и проституток.

Жерар, Владимир, Вахтанг, Даниэль и девушка расселись за столом. Тут же появился официант, поставил на стоя вазу с фиалками.

- О-о!- заулыбалась девушка.- Какой чудесный сюрприз!

Жерар досадливо поморщился, пробормотал:

- Черт подери, в этой горячке я совсем забыл про цветы.

Рядом с ним за столиком сидел моложавый американец в форме майора ВВС и чопорная тощая дама в черных по локоть перчатках и широкополой шляпе с вуалью. Американец то и дело наливал в фужер шампанское, жадно пил.

- Вон твой коллега по части спиртного,- Даниэль шутливо кивнул в сторону американца.

Владимир проговорил удивленно:

- А он тоже летчик...

Оркестр заиграл танго. Жерар встал, церемонно пригласил девушку на танец. Они пошли к эстраде, и друзья смотрели им вслед.

- Кажется, теперь он действительно счастлив,- сказал Даниэль.

Жерар танцевал с девушкой, смотрел на нее не мигая. Она ощущала на себе этот жадный, тоскующий взгляд, с трудом улыбнулась:

- Ну, говорите же о чем-нибудь... Вы так смотрите, что я начинаю бояться вас.

- Да-да,- спохватился Жерар и не знал, о чем говорить:- А как вас зовут, мадемуазель?

- А вас?- негромко рассмеялась девушка.

- Жерар...

- А меня - Николь...

- Николь...- шепотом повторил Жерар,- Николь...

- Откуда у вас столько денег? Еще вчера вы говорили, что у вас нет ни сантима.

- Нам разные богатые люди дают взаймы,- чуть нахмурился Жерар.

- Как это безрассудно с их стороны,- вновь улыбнулась она.

- Почему же? Они перед нами в неоплатном долгу...

- А я подумала, что вы ограбили банк или магазин.

- Неужели, глядя на нас, можно такое подумать?- спросил Жерар.

- Конечно! Особенно, если вспомнить, как вы ходили в офисе на руках!- она опять негромко рассмеялась.

Жерар зачарованно смотрел на нее, встряхнул головой:

- Кажется, я действительно начинаю сходить с ума.

Звучала мелодия медленного танго, рядом с Жераром и Николь танцевали еще пары, ярко светила громадная хрустальная люстра, и весь зал был залит светом, и у мужчин в дорогих костюмах и смокингах был важный торжественый вид. Казалось, что даже официанты -в черных фраках и белых манишках, снующие туда-сюда по залу, знают какую-то значительную тайну.

- Мне здесь очень нравится,- призналась Николь, глядя на Жерара,- я никогда не была в таком шикарном ресторане.

- Николь...- у Жерара перехватило дыхание,- Николь... Николь...

Мелодия танго кончилась, Жерар и Николь возвратились к столу и увидели, что вместо вазы с фиалками стояла большая корзина с густо красными розами.

- Ах!- всплеснула руками Николь.- Неужели ли это мне!?

Друзья старательно делали вид, что ничего ocoбенного не произошло. Жерар даже вспотел от досады, сказал вполголоса:

- Вы что, сукины дети, решили отбить ее у меня? Ничего не выйдет.

Жерар достал из кармана коробочку, протянул девушке:

- Это вам, Николь. В честь окончания войны.

Она открыла коробочку, и на черном бархате засверкало бриллиантовое колье. Николь испуганно смотрела на драгоценность, потом вернула ее Жерару:

- Нет, нет, благодарю вас, но я не могу принять это...

- Почему?- искренне огорчился Жерар.

- Это слишком дорогой подарок. Такое не дарят людям, с которыми едва знакомы.

Жерар спрятал руки за спину, отказываясь взять коробочку, умоляюще посмотрел, на товарищей: ну, помогите же, черт возьми!

- Что вы сидите, как истуканы?- выдавил он из себя.

- Мадемуазель...- Даниэль откашлялся,- от чистосердечных подарков отказываться нельзя.

- Вы так ошеломили Жерара, что он готов подарить вам весь мир,- добавил Владимир.

- Наш друг никогда не лжет женщинам,- сказал Вахтанг.

- Николь...- Жерар благодарно смотрел на товарищей.- Ее зовут Николь...

Вновь зазвучала мелодия танго, и певица начала петь с эстрады. Жерар вновь пригласил Николь на танец. По знаку Даниэля подошел официант и в третий раз сменил цветы на столе. Вместо роз появились алые и белые гвоздики. Американский летчик, сидевший за соседним столом, громко захлопал в ладоши, закричал: "Браво!". Затем он поднялся с полным бокалом шампанского, подошел к Даниэлю, Владимиру и Вахтангу:

- Господа! Хочу с вами выпить! Вы мне нравитесь, господа!

Друзья с улыбками отсалютовали ему полными рюмками. Американец выпил свой бокал, бесцеремонно плюхнулся на стул, сказал со злостью:

- В этом проклятом городишке ни одной рожи, с которой можно было бы нормально выпить!

- Вы недавно в Вене?- спросил его Даниэль.

- О-о, вы говорите по-английски?!- еще больше обрадовался американец.- Здорово!- Он схватил бутылку с водкой, налил всем рюмки, а себе в бокал из-под шампанского.- Меня прислали обучать этих недоносков, обучать летать на реактивных машинах! Вы англичанин?

- Я - поляк,- ответил Даниэль.

- Терпеть не могу англичан! Высокомерные верблюды! И я должен обучать этих верблюдов летать на реактивных машинах, чтоб они провалились!

Владимир и Вахтанг не понимали, о чем они говорили.

- Что это за машины, если не секрет?- спросил Даниэль.

- Это ужасный секрет!- американец выпучил глаза.- Hо вам я скажу! По секрету!- он захихикал, довольный каламбуром.- Это новые самолеты. Совсем новые! Под Веной, если ехать по Ведерштрассе, на аэродроме стоит первая партия таких машин... Всего несколько штук. Их прислали специально, чтобы обучить этих верблюдов-англичан летать! А я не хочу их обучать!- американец стукнул по столу.- Я был на Пирл-Харборе! Вы знаете, что такое Пирл-Харбор?

- Приблизительно...- пожал плечами Даниэль.

- Э-эх!- американец безнадежно махнул рукой и откинулся на спинку стула. Его чопорная спутница в широкополой шляпе делала ему страшные глаза, приказывая вернуться за свой столик.

- Скажите, майор,- спросил опять Даниэль,- а на этих... новых машинах летать сложно?

- На каких? Ах, на этих! Система управления проста, как и на прежних, но - скорость! Фантастическая скорость! В полтора раза больше звуковой! Вот где козырь! На такой скорости очень сложно маневрировать! А у русских этого нету, ха-ха! И еще долго не будет! О, эти чертовы русские! С ними надо держать ухо востро! Они спят и видят, как бы им захапать всю Европу!

Даниэль покосился на Владимира, но тот не понимал разговора, и тогда улыбнулся, сказал:

- Представляю, какой переполох поднимут русские, когда узнают об этих машинах.

- Они уже кое-что пронюхали. Немцы в самом конце войны ведь тоже работали над такими машинами. Ведь идея реактивного двигателя проста, как апельсин. Смотрите!- американец схватил салфетку, выдернул из кармана авторучку и начал рисовать схему реактивного двигателя, приговаривая:

- Вот тут форсунка распаляет топливо, здесь турбина, здесь забирается встречный воздух - вот и все! А рычаги управления почти такие же, как на всех старых самолетах. Главное - скорость!

- Выпьем, господин майор,- Даниэль наполнил рюмки, а майору налил водку в бокал, спросил:- Может, господин майор желает коньяк?

- Сойдет водка!- махнул рукой американец,- От водки по утрам меньше трещит башка! Ваше здоровье, господа! Нюхом чувствую, что вы свои парни! С такими можно пить каждый день и не соскучиться!

...Жерар танцевал с Николь. Он наклонил голову совсем близко к ее лицу, горячий шепот обжигал ее:

- Николь... Помните, я пригласил вас путешествовать?

- Да, конечно...

- Вас тогда очень рассмешило мое предложение. Но то, что я сейчас предложу вам, рассмешит еще больше. Николь, станьте моей женой?

- Что вы?!- испугалась она и даже отстранилась от Жерара, и она увидела его потемневшие, печальные глаза.

- Я понимаю, это очень смешно, но, поверьте, что я говорю очень серьезно. Я далеко не мальчик и немало повидал в этой проклятой жизни, чтобы бросать на ветер такие слова... Николь!

- Что, Жерар?

- Мы поедем во Францию! Неужели вам не осточертело в этой Вене? Каждый день слышать эту речь! На которой на вас орали охранники в концлагере, Николь! Я надежный человек и не подведу вас. Можете спросить моих друзей. Они понимают толк в людях. Николь!- он зарылся лицом в ее волосы, целовал их, шептал:- Николь... Николь...

И он не видел, как у девушки дрожали губы, как глаза наполнялись слезами. Она отстранилась от него, проговорила, едва не плача:

- Мы не сможем быть счастливы, Жерар... Никогда не сможем...

- Почему, черт возьми?

- Потому что... меня в лагере... меня... стерилизовали...

- Что-о?!- Жерар остановился, будто его ударили, смотрел на девушку. Она опустила глаза и уже говорила равнодушно и обреченно:

- Они проводили опыты... и меня... и я...- она кусала губы, чтобы не разрыдаться, спрятала лицо у него на груди.

Жерар обнял ее трясущиеся плечи, щека у него начала нервно подергиваться. Он стиснул зубы, медленно цедил слова:

- Сучьи выродки... они опять меня обокрали... Не-ет, жалкие подонки, на этот раз вы просчитались... мы поедем во Францию, Николь. Мы будем путешествовать... Мы будем жить! Пусть они все подохнут от зависти... Ты слышишь меня, Николь?

Вахтанг толкнул Владимира и глазами показал на Жерара и Николь. Они стояли посреди зала, недалеко от эстрады, и девушка рыдала, уткнувшись лицом Жерару в грудь. Томно и протяжно продолжала петь певица, вытягивая шею к микрофону, танцующие пары обходили Жерара и Николь.

- Уильям!- чопорной даме, наконец, надоело сидеть одной и она протяжным голосом позвала своего спутника:- Уильям!

- Что тебе, ящерица?- американец смотрел на нее с ненавистью.- Неужели все немки такие ящерицы? Подохнуть с тоски можно! Давайте еще выпьем, господа!- он пытался налить из бутылки в фужер, но никак не мог попасть горлышком, и водка лилась на крахмальную скатерть.

- Как же доберетесь домой, дружище?- спросил Даниэль, отбирая у американца бутылку и наливая водку в фужер.- Где вы живете?

- Пока в казармах у аэродрома...- американец еле ворочал языком.- Я всего восьмой день в Вене... как начал пить, так не могу протрезветь до сих пор, черт меня подери!

- Ничего, дружище, мы отвезем вас прямо в казармы. У нас машина.- Даниэль улыбался, а глаза тревожно косились в сторону Жерара и Николь. Он видел, что они вновь танцуют. Выражения лица были напряженные, застывшие.

- Вы поняли, о чем мы говорили?- вполголоса спросил Даниэль Владимира и Вахтанга.

- Ничего не поняли... что-то про самолеты...- ответил Владимир.

- На аэродроме под Веной стоят новые американские самолеты. С реактивными двигателями. Это то, что мы довели в подземном заводе у немцев. Он прилетел обучать английских летчиков летать на этих новых машинах... Понимаете?

- Ну и что?- не понимал Владимир. И Вахтанг смотрел вопросительно.

- Если мы украдем такой самолет и сядем где-нибудь в Варшаве или Берлине, а? Ведь русским, наверное, до зарезу нужен такой самолет, а?

- Теперь я понимаю...- раздумчиво, проговорил Вахтанг.

- А что? С таким подарком простят и тебя, и меня,- Владимир сжал кулак,- дело придумал, Даниэль, стоящее дело...

- Это наш последний шанс...- сказал Даниэль,- только так все сможем вернуться на родину.

- А как же он?- Вахтанг кивнул в сторону Жерара и Николь.

Даниэль и Владимир тоже некоторое время смотрели на них. Жерар вновь улыбнулся, что-то рассказывая девушке, и она смотрела на него все еще заплаканными глазами. Но вот слабая улыбка тронула ее губы, в глазах загорелись искорки доверия и надежды.

- Не будем ему мешать,- сказал Даниэль,- он и так слишком много нянчился с нами.

Чопорная дама в широкополой шляпе подошла к столу, окинула сидящих возмущенным взором. Она потрепала майора по плечу, но тот мертвецки спал, уронив голову на стол.

- Простите, фройлен, сейчас мы вам поможем,- Владимир поднял майора под руки, повел к столу, заботливо усадил,- подождите, фройлен, скоро мы поедем домой и сможем отвезти вашего спутника.

- Очень нужно возиться с этой пьяной свиньей!- подбородок у дамы оскорбленно задрожал, руки нервно теребили черную лакированную сумочку.

- Что-о!?- майор неожиданно проснулся.- Ах, ты ведьма австрийская! А ну, вон отсюда! Стрелять буду!- он так рассвирепел, что схватился за кобуру.- Во-он!

Дама в страхе попятилась от стола, быстро пошла через залу. Владимир давился от смеха, успокаивая майора по-немецки:

- Ничего, господин майор. Не стоит так переживать. В Вене навалом женщин.

- Ты кто?- выпучил на него глаза американец.

- Я тоже поляк, господин майор, только не говорю по-английски.

- А-а, черт, ничего не понимаю! Давай лучше выпьем! Официант!

Жерар и Николь подошли к столу. Девушка увидела вместо роз гвоздики, смущенно улыбнулась:

- Неужели это опять мне?

- Вам, мадемуазель,- раскланялся Даниэль.

- Мы должны сообщить нечто важное,- с каменным выражением сказал Жерар,- позови, пожалуйста, Володю.

Даниэль помахал Владимиру рукой, и тот оставив американца, подошел к столу. Майор вновь заснул, уронив голову на стол.

- Мы с Николь решили пожениться,- торжественно сообщил Жерар.

- Поздравляем вас, Николь. Поверьте, счастливы не меньше, чем Жерар,- сказал Даниэль.

- Теперь я за тебя спокоен, Жерар,-сказал Владимир.

- Дружище, ты позволишь пригласить твою невесту на танец,- сказал Вахтанг,- только один раз.

- Если только один раз,- Жерар сел за стол и смотрел, как Вахтанг повел Николь в центр зала. Зазвучала музыка.

- О чем вы шептались?- спросил Жерар, прикуривая сигарету.

- Мы решили уезжать на родину, Жерар,- твердо ответил Владимир.

- Каким образом?- бесстрастно спросил Жерар, затягиваясь.

- Ты видишь того летчика американца?

- Эту пьяную рожу? Вижу, конечно.

- Он приехал обучать англичан летать на новых самолетах с реактивными двигателями...

- ...Вам нравится ваш друг?- Спросила Николь Вахтанга.

- У друга нельзя спрашивать про друга,- улыбнулся Вахтанг.

- Извините... я не то хотела спросить,- смутилась Николь.

- Но я могу ответить... Наш друг - самый лучший человек на свете. Я счастлив, что судьба свела меня с ним...

- ...Как же вы украдете этот самолет?- спрашивал Жерар, недоверчиво глядя на Даниэля.- Опять убивать?

- Пока не знаем... Но мы придумаем... обязательно придумаем...

Все трое долго молчали, потом Жерар сказал:

- У меня два условия. Только на этих условиях я вас отпущу.

- Какие?- спросил Владимир.

- Я буду участвовать в этом деле. И второе: моя невеста об этом деле не должна ничего знать. Я увижу, как как вы улетите и мы спокойно поедем во Францию. Идет?

- Идет,- подумав, ответил Даниэль.

- По рукам,- сказал Владимир.

- Я знал, что мы всегда договоримся,- грустно улыбнулся Жерар.

- Кто знает, мы когда-нибудь свидимся еще?- спросил Даниэль.

- Может, и свидимся...- задумчиво проговорил Жерар и вдруг улыбнулся.- А все же хорошо, черт возьми, что мы приехали в этот занюханный городишко!

...Они довезли пьяного майора до самой ограды аэродрома, и Даниэль сдал его с рук на руки американским солдатам.

- 0'кей, ребята,- говорил Даниэль.- Майор немного перебрал. С кем не бывает!

- Благодарю вас, сэр!- козырнул Даниэлю рослый сержант в белой каске.

...Владимир и Вахтанг тем временем сидели в машине, оглядывали сквозь проволочную ограду аэродром.

- Вон самолеты стоят, видишь?- спрашивал Владимир.

- Вижу... вон те, со скошенными крыльями... Да, такие мы делали в подземном заводе...- отвечал Вахтанг.

- А вон смотри - цистерны с горючим...- говорил, раздумывая, Владимир.- В самом конце аэродрома... рядом шеренга "дугласов" и еще каких-то машин. Видишь?

- Вижу...- кивнул Вахтанг.- И как же мы прорвемся на аэродром?

- Я все придумал!- Владимир хлопнул его по плечу.- Встретимся с Жераром и все обсудим! Надо только раздобыть бикфордов шнур и толовые шашки... или какую-нибудь другую взрывчатку... Жерар достанет, Жерар все может!

В это время к машине подходил Даниэль...

...На следующий день они встретились у пустыря на окраине города. Жерар подъехал на кофейного цвета "опель-адмирале", затормозил рядом с черным "мерседесом".

- Привет, сукины дети!- он выглянул из кабины.

- Привет, жених!- разом отозвались Владимир, Вахтанг и Даниэль.

Николь приветственно помахала им рукой.

- Где взял такую шикарную машину?- спросил Владимир.

- Дали взаймы,- улыбнулся Жерар.

- Поехали?- спросил Даниэль.

Две машины вырвались на шоссе, на бешеной скорости помчались прочь от города. В это время года еще быстро и рано темнеет, и скоро шоссе окутала плотная темнота, только далеко били лучи света от фар и рубиново сверкали красные подфарники.

Не доезжая до аэродрома, они остановились. Владимир высунулся из окна, показал рукой:

- Объезд во-он там!

- Понял!- Жерар вылез из автомашины.

Владимир, Вахтанг и Даниэль тоже вышли. Они встретились на шоссе, некоторое время стояли неподвижно, потом по очереди обнялись друг с другом.

- Прощайте, сукины дети,- Жерар старался улыбаться,- Вахтанг, береги плечо и больше не подставляй себя под дурацкие пули.

- Прощай, Жерар...

- Не поминай лихом, дружище,- хлопнул его по плечу Владимир.

- У нас были неплохие каникулы после этой проклятой войны,- сказал Даниэль.

Жерар сел в машину. Владимир, Вахтанг и Даниэль махали руками. Николь послала им воздушный поцелуй.

Машина Жерара свернула на темную грунтовую дорогу. Некоторое время в темноте сверкали красные огни задних фонарей, затем машина растворилась в темноте.

Владимир, Даниэль и Вахтанг забрались в "мерседес", ждали. Молчали. Курили. Скоро в кабине было полно дыма.

- Откройте окно, дышать нечем,- нервно сказал Даниэль.- Сейчас он должен подъехать с той стороны...

...Жерар остановил машину, смотрел в сторону аэродрома. Видны редкие огни на взлетной полосе, тусклые прожекторы на охранных вышках. Жерар сунул в карман пиджака кусачки, сказал Николь:

- Жди меня здесь. И никуда ни шагу.

- Что ты хочешь делать, Жерар?- с тревогой спросила Николь.

- Хочу посмотреть, как они будут взлетать,- ответил Жерар и не спеша направился к ограде аэродрома.

Когда до ограды осталось метров двадцать, Жерар лег и пополз по мокрой от росы траве. Вот и ограда. Жерар неторопливыми точными движениями перекусывал проволоку кусачками, раздвинул проволоку и осторожно пролез в отверстие. Пошел к огромным серебристым цистернам с горючим. Замер, прислушиваясь. Пополз дальше.

Возле крайней цистерны он остановился, вынул из внутреннего кармана пиджака две толовые шашки, моток бикфордова шнура. Связал шашки вместе шнуром, расправил конец. Долго щелкал зажигалкой. Наконец, появился слабый язычок пламени. Жерар поджег шнур и со всех ног побежал к ограде. Огонь, шипя и потрескивая, быстро двигался к шашкам.

Жерар упал на землю у ограды. Ждал...

...Даниэль, Владимир и Вахтанг тоже ждали, сидя в машине. И вот неожиданно яркий, сильный взрыв осветил ночной аэродром. Пыхнуло пламя. От взрыва, казалось, охнула и присела земля.

- Газ!- крикнул Даниэль, и Владимир выжал газ.

"Мерседес" на скорости помчался к аэродрому.

Истошно завыла сирена. Солдаты охраны бежали к месту пожара. Раздался второй мощный взрыв. Это взорвалась еще одна цистерна. Пламя с новой силой взметнулось к черному небу. Лучи прожекторов на вышках развернулись в сторону горящих цистерн, шарили вокруг. И вдруг в круг ослепительного света попал Жерар. Он стоял и смотрел в сторону самолетов, стоящих на другом конце аэродрома. Загремела пулеметная очередь. Пули взорвали возле Жерара фонтанчики земли.

- Жерар!- пронзительно закричала Николь и выскочила из машины, побежала к аэродрому...

..."Мерседес" был уже почти напротив ворот.

- Газ! Газ!- кричал Даниэль, глядя вперед. Сзади сидел Вахтанг с пистолетом, выставленным в открытое окно.

У ворот охраны не было. Все солдаты убежали к месту пожара. "Мерседес" с ходу ударил в створки ворот, и они распахнулись. Машина помчалась по полю к самолетам необычной конфигурации. Скошенные крылья. Под хвостовым оперением видно сопло турбины.

Владимир затормозил в нескольких метрах от крайнего самолета. Даниэль выскочил первым, быстро подкатил к пилотской кабине трап. Первым по трапу поднялся Владимир, за ним Даниэль. Они уже разместились в кабине, и только сейчас жуткая догадка пронзила обоих.

- Где же поместится Вахтанг?- спросил Даниэль, и они уставились друг на друга, и ужас охватил обоих - больше места в кабине не было. Ни сантиметра пространства. Она рассчитана только на двоих. Впритык!

А Вахтанг поднимался по трапу. На самом верху обернулся и увидел бушующее пламя страшного пожара, мечущиеся лучи прожекторов, услышал пулеметную и автоматную стрельбу, Вахтанг чуть улыбнулся:

- Молодец Жерар... какой прощальный фейерверк устроил...- он ухватился за край кабины, поднялся на последнюю ступеньку и столкнулся с глазами Даниэля и Владимира. Страшные глаза. Вахтанг оглядел и в секунду все понял.

- Попробуй лечь на колени...- проговорил Владимир,- может, поместишься...

- Нет, не помещусь...- покачал головой Вахтанг...

...Жерар бежал к машине. На бегу отстреливался из пистолета. Человек десять-двенадцать американских солдат преследовали его. Вот у ограды Жерар столкнулся с Николь, закричал с перекошенным от бешенства лицом:

- В машину! Быстро в машину!

- Что это, Жерар?- задыхаясь, спрашивала Николь.

- В машину!

Он схватил ее за руку и бегом потащил за собой. А солдаты все ближе и ближе. Лучи прожекторов опять "поймали" Жерара и Николь, и теперь из этого ослепительного круга не вырваться.

- ...Попробуй лечь на колени!- кричал Владимир, сидевший за штурвалом.- Попробуй, тебе говорят!!

- Нет...- опять покачал головой Вахтанг, стоя на трапе.- Ноги не поместятся... И фонарь не закроется... Взлетайте быстрей, ребята...

- Садись вместо меня! Садись!- Даниэль силой хотел выбраться из кабины, но Вахтанг с силой усадил его обратно, придавил рукой к сиденью:

- Я сказал, взлетайте. Скорее. Бегут солдаты. Дай вам Бог счастья. Быстрее!- Вахтанг обернулся и увидел, что по полю к реактивным машинам бежали солдаты.

Загудел, задрожал самолет. Он дрожал пока на месте, из турбины вырывались пары отработанного горючего. Дрожал, позванивал, будто набирался сил для прыжка.

- Прощайте, ребята...- Вахтанг улыбнулся им и быстро спустился с трапа, откатил его в сторону.

Владимир плакал, ругался последними словами, но слов из-за рева турбин не было слышно, и кому-то грозил кулаком. Потом он замотал головой и ткнулся лбом о штурвал. И плакал, плакал...

- Давай газ!- закричал Даниэль.

Самолет медленно тронулся, покатил все быстрее и быстрее, выруливая на взлетную полосу...

...Жерар и Николь добежали до машины, освещенные кругом света от прожектора. Жерар рванул на себя ручку двери, но ручку заклинило, и дверь не открывалась.

- А-а, черт!- прорычал Жерар, кулаком разбил боковое стекло, открыл дверцу изнутри.

И в это время прямо перед ним вырос из темноты американский солдат. Вскинул автомат, и загремела долгая очередь. Жерар только успел загородить собой Николь. Он обнял ее и каждый раз вздрагивал, когда пули впивались в его тело. Затем медленно сполз на землю, упал навзничь, раскинув руки. Но он был еще жив. Он смотрел в черное звездное небо и вдруг услышал пронзительный, звенящий гул турбины, а секундой позже глубокий мощный рокот взлетающего самолета. Страшно кричала Николь, упав ему на грудь. Растерянно смотрели на них подбежавшие американские солдаты.

- Жерар! Жерар!- кричала Николь, стучала кулаком ему в грудь.

Жерар увидел красные мигающие огни самолета, уходящего в небо. Слабая улыбка тронула губы француза...

...Вахтанг тоже смотрел, как взлетел самолет. Потом обернулся и пошел навстречу бегущим по полю солдатам. Загремели автоматные очереди, пули взрывали фонтанчики у его ног. Лучи прожекторов переметнулись от места пожара и теперь шарили по полю, пока не нашли Вахтанга. Он поднял руку и помахал ею, проговорил укоризненно:

- Слушай, зачем стрелять, а? Все равно ведь улетели...

В ту же секунду первые пули впились в него, но он все еще шел. Улыбнулся. Еще раз помахал рукой:

- Слушай, не надо... Иду же я к вам... иду...

Но автоматы продолжали стрелять, и вот еще, и еще одна пуля попадает в грудь, ноги... Вахтанг медленно упал на колени, а потом на спину. И глаза смотрели в черное, звездное небо...

И в ту предсмертную секунду он опять увидел Родину... город в котловане, засыпанный огнями... а потом утро... Кура в туманной дымке и далекий монастырь на горной круче... Древний, могучий монастырь...

[1-5 января 1979. ред. 1989.]

Владимир Высоцкий. Собрание сочинений в пяти томах.
Составитель С. Жильцов. Тула: "Тулица" 1993.