Изо всех зарубежных поездок Владимира Высоцкого его визит в Болгарию, состоявшийся в сентябре 1975 года, описан, пожалуй, лучше всего. Любопытно, что заслуги российских высоцковедов тут нет вовсе. Обе работы, в которых содержится информация о пребывании Высоцкого в Болгарии, принадлежат перу болгарских исследователей – Любена Георгиева*1 и Анатолия Петрова.*2

Авторы рассказали читателям немало интересного, обнаружили факты ранее неизвестные, но, как оказалось, тему не исчерпали. За последние годы были найдены интересные документы, опубликованы воспоминания людей, бывших в Болгарии рядом с Высоцким, обнаружены ранее неизвестные исследователям фонограммы и газетные публикации. Всё это помогло углубить наши знания о коротком пребывании Владимира Высоцкого на болгарской земле.

Кстати, в Болгарию Высоцкий собирался и раньше, даже заполнил "Заявление-анкету": "Прошу разрешить мне выезд в Болгарию на 21 день к друзьям". Заявление датировано 24 сентября 1973 года. Поездка, тем не менее, не состоялось, – в ОВИРовском деле Высоцкого нет расписки, подтверждающей получение Высоцким заграничного паспорта. Нет и приглашения К.Наковой, сотрудницы болгарского представительства в Москве, с которой, согласно заявлению Высоцкого он познакомился в 1967 году через посредство Л.Левчева. И.Роговой, очень добросовестно исследовавший получение Высоцким документы на поездки за рубеж, полагает, что поездка не состоялась из-за того, что разрешение было дано Высоцкому с опозданием, так что у него просто не оставалось более свободных дней, режим работы его в театре осенью 1973 года был очень насыщенным.*3

В Болгарию Высоцкий приехал в составе труппы Театра на Таганке. К описываемому моменту "Таганка" существовала уже одиннадцать лет, спектакли театра заслужили хвалебные рецензии корреспондентов ведущих газет мира. На гастроли, однако, дальше Набережных Челнов "Таганка" не ездила. (Как пел Высоцкий: "Ох, мы поездим, ох, поколесим! // В Париж мечтая, а в Челны – намылясь...").

Наконец, в 1975 году театр одержал маленькую победу над чиновниками от искусства – театру разрешили гастроли в Болгарии. (Как мы помним, советского человека к загранице подпускали не сразу. Сперва надо было съездить в Болгарию, потом – в Венгрию, затем – в Югославию. Тот, кто оправдывал доверие, мог рассчитывать на поездку на "загнивающий" Запад). Именно в такой последовательности и проходили гастроли Театра на Таганке в 1975–1977 гг.

Первоначально было запланировано, что гастроли займут 12 дней. Однако болгарское министерство культуры, понимая, что гастроли "Таганки" вызовут колоссальный интерес, попросили продлить их. Зная порядок, обратились не к главному режиссёру театра, а прямо в ЦК КПСС.

Сейчас в это трудно поверить, но вопрос о продлении гастролей на 6 (!) дней решался на самом высоком уровне. Временный поверенный в делах Болгарии в СССР встретился с заместителем заведующего отделом культуры ЦК КПСС специально для того, чтобы изложить просьбу болгарского министерства культуры. Советский чиновник никакого решения не принял (вероятно, ранг имел недостаточный), но обещал "в ближайшие дни сообщить о возможности удовлетворения просьбы".

В "ближайшие дни" ответа не последовало (такие вещи с налёта не решаются). Лишь через пять недель "братьев по социалистическому лагерю" проинформировали, что "вопрос о продлении на 6 дней срока гастролей... согласован министром культуры СССР тов. Демичевым П.Н. с секретарём ЦК КПСС тов. Катушевым К.Ф.". (Что ни говори, а чтение документов из архива ЦК КПСС – занятие увлекательнейшее!)

Дополнительную информацию сообщил известный болгарский журналист Л.Коларов, работавший московским корреспондентом болгарского телевидения и радио, в беседе с С.Ковачевым – любителем творчества Высоцкого из Софии. "Коларов сказал, что в 1971 году у нас на высшем партийном уровне было принято решение об усилении культурных связей с другими соцстранами, – писал мне С.Ковачев. – Коларов работал в Москве и постепенно подружился с актёрами Театра на Таганке, особенно с Иваном Бортником, а также главным режиссёром театра Юрием Любимовым.
Однажды в Москву приехала Людмила Живкова, дочь тогдашнего руководителя Болгарии Тодора Живкова, начавшая в то время работать в болгарском комитете по культурным связям с зарубежными странами. По рекомендации своего мужа Ивана Славкова, тогдашнего руководителя болгарского телевидения, она позвонила Коларову и попросила того показать ей Москву. У себя дома он познакомил её с Любимовым. Живкова предложила пригласить "Таганку" в Болгарию, на что Любимов ответил: "Имейте в виду, что мы – театр невыездной". Тем не менее, в конце концов (четыре года понадобилось!), гастроли состоялись".

В Болгарию "Таганка" привезла четыре спектакля, из которых Высоцкий участвовал в трёх – "Гамлете", "Десяти днях, которые потрясли мир" и "Добром человеке из Сезуана" (четвёртым был спектакль "А зори здесь тихие"). Все спектакли, – а "Таганка" с 6 по 23 сентября дала пятнадцать представлений, – прошли с огромным успехом. И всё же самым популярным спектаклем был "Гамлет", а самым популярным актёром – Владимир Высоцкий.

Об исполнении Высоцким роли Гамлета болгарская пресса писала задолго до прибытия театра на гастроли. Эти публикации сыграли роль несколько неожиданную: несмотря на то, что Высоцкий уже был известен в Болгарии как поэт и исполнитель своих песен, в сознании многих он оказался прежде всего исполнителем роли Гамлета. Видимо, именно этим объясняется тот факт, что первый вопрос корреспондентки болгарского телевидения был не о песнях, а о Гамлете.

Высоцкий был к этому не готов ("Вы меня как-то "Гамлетом" оглушили", – признался он позднее во время передачи), но на вопрос ответил интересно, в немногих словах рассказав своё понимание этой роли: "Гамлет, которого я играю, он у меня не думает, быть ему или не быть. Потому что – быть; он знает, что хорошо жить, всё-таки... Вот что Гамлета мучает – что, значит, что-то не в порядке, если ясно, что жить – лучше, а люди всё время решают этот вопрос... Вовсе не вопрос в том, жить или не жить. Вопрос в том, чтобы не вставало этого вопроса".

Спектакли "золотой поры" "Таганки" остались лишь в памяти тех, кто их видел. Видеоматериалов практически нет. Почему так вышло? Видимо, не только из-за неприязни начальства, – для проведения видеосъёмки разрешения из ЦК определенно не требовалось. Основная проблема заключалась в позиции Ю.Любимова. Известно, что многие таганские спектакли были очень тёмными, так что даже зрители последних рядов небольшого таганского зала происходящее на сцене видели с трудом. На дополнительное же освещение, необходимое для съёмки, Ю.Любимов не соглашался категорически.

Но вот однажды, снимаясь для передачи Л.Георгиева из цикла "Московские встречи", Ю.Любимов обратил внимание, что болгарские телевизионщики используют при съёмке всего две небольшие лампочки. "Если речь идёт о двух таких лампочках, я бы не возражал, чтобы вы сняли какой-нибудь наш спектакль", – сказал он Л.Георгиеву.

Когда "Таганка" приехала в Софию, Георгиев напомнил главному режиссёру театра тот разговор. Любимов не отказывался от данного обещания и, в конце концов, было определено, что болгарское телевидение запишет два спектакля – "Добрый человек из Сезуана" и "Гамлет". И тут Л.Георгиеву пришлось пойти на хитрость, о чём он рассказал на страницах своей книги:

"Я взял на себя сложную задачу – не допустить Юрия Петровича в зал ни во время действия, ни в течение антракта. Ни под каким предлогом!
Потому что, Боже мой, какие там две лампочки! По два прожектора с двух сторон, мощные, как в противовоздушных батареях, били жёлтым светом на сцену... Если бы Любимов проявил любопытство, то он увидел бы на сцене самую светлую Данию, которую только можно себе представить! Каким образом мне удалось не пустить его в театр, я и сам до сих пор не понимаю".*4

Х.Бояджиев, известный болгарский телевизионный режиссёр, утверждал в интервью корреспонденту софийской газеты, что он находился во время съёмки с Ю.Любимовым в телевизионном автобусе. Любимов мог видеть спектакль на телемониторах, а на них непрофессионалу невозможно ориентироваться в уровне освещённости.

Судьба этих записей долгое время была не известна. Как только их ни искали – всё напрасно! И, как недавно выяснилось, не случайно... Х.Бояджиев в том же интервью сказал: "Мы сделали две уникальные записи. Ни в одном театре и ни на одном телевидении в мире нет "Гамлета" с Высоцким. Только на нашем. Но записи исчезли случайно из-за неряшливости. Просто поверх них записали другую передачу".*5 Так что записи погибли безвозвратно.

Для всех таганских актёров время, проведенное в Болгарии, было расписано буквально по часам. Помимо спектаклей, были ещё концерты, встречи со зрителями и даже съёмка для телевидения.

Ведущий передачи, известный болгарский журналист Л.Коларов, пригласил к себе домой (там велась съёмка) четверых таганских артистов – В.Высоцкого, Л.Филатова, И.Дыховичного и И.Бортника. Высоцкий представил своих товарищей, а о нём самом Л.Коларов сказал: "Владимир Высоцкий известен не только как актёр, но и как бард. Можно так сказать?". – "Нет, – сразу ответил Высоцкий, – я не люблю это слово. Я просто пишу стихи и исполняю их под гитару". (Помнить бы об этом тем, кто накрепко – не оторвёшь – присоединил слово "бард" к имени поэта).

Сохранилась фонограмма этой встречи, и о ней следует сказать особо. Дело в том, что буквально до самого последнего времени считалось, что ведущим передачи был известный болгарский поэт Л.Левчев. Ошибка, видимо, была вызвана тем, что и Коларова, и Левчева зовут Любомир, сокращённо – Любо. Именно так Высоцкий обращается к ведущему. Левчев известен российским высоцковедам, по крайней мере, как человек, неоднократно писавший о своих встречах с Высоцким. Имя же Коларова у нас практически не известно.

Любитель творчества Высоцкого Н.Цанков первым высказал сомнение, что на плёнке звучит голос Левчева, а другой софийский почитатель российского поэта, С.Ковачев, беседовавший с Коларовым, уверенно подтвердил: это его голос.

Как вспоминал Л.Коларов в беседе с С.Ковачевым, помимо таганских артистов, у него дома в тот вечер были режиссёр съёмок Н.Минкова, а также режиссёр болгарского телевидения В.Ганчева и известный поэт и певец М.Белчев (о нём будет сказано далее). После окончания телевизионной съёмки к компании присоединился главный режиссёр Театра на Таганке Ю.Любимов. Поздно ночью Л.Левчев, живший в том же доме на два этаже ниже, пригласил всех к себе, а уже рано утром Коларов на своей машине отвёз артистов в гостиницу.

Во время пребывания "Таганки" в Болгарии фирма звукозаписи "Балкантон" предложила Высоцкому записать пластинку. Несмотря на невероятную загруженность (запись пришлось делать ночью, другого времени не было), тот сразу же согласился, впервые в жизни появилась у него возможность увидеть настоящую, большую пластинку своих песен. Напомним, что к описываемому времени в СССР вышли лишь несколько миньонов, а о дисках, записанных впоследствии в Канаде и Франции, ещё и разговоров не было.

Собственно, сказать, что идея принадлежала фирме "Балкантон", конечно, не совсем точно. В мире "торжества идей социализма" фирмы могли иметь какие угодно идеи, вот только реализовывать их без разрешения высокого начальства не дозволялось. Как вспоминал аккомпанировавший Высоцкому во время записи актёр "Таганки" В.Шаповалов, "мы ночью поехали на студию. Вернее, нас повезли. За рулём был нагловатый такой молодой человек, как оказалось – муж дочери Тодора Живкова. Вот в каких сферах всё это организовывалось".*6

Вместе с В.Шаповаловым Высоцкому аккомпанировал другой таганский актёр Д.Межевич. Как оба они вспоминают, пластинку сделали без единого "дубля". Диск, получивший название "Автопортрет" (на конверте его помещён автошарж Высоцкого) вышел в свет через несколько лет. Записанных песен, однако, оказалось больше, чем поместилось на пластинке. Уже в 1990-е годы "Балкантон" выпустила пластинку "Владимир Высоцкий в Болгарии", куда вошли песни, отсутствовавшие на первом диске, и авторские комментарии к ним.

В Болгарии "Таганка" имела колоссальный успех. Зрители одинаково восторженно принимали и спектакли, и концертные выступления московских актёров. Но самым популярным среди всех был Владимир Высоцкий. Его успех перекрывал все мыслимые пределы, но никогда не пользовался он своей популярностью в ущерб коллегам-артистам.

20 сентября таганские актёры выступали с концертом в Варне. Пел И.Дыховичный, читал свои пародии Л.Филатов, выступали другие таганцы. Последним на сцену вышел Высоцкий. Он спел запланированные три песни и хотел закончить, но зрители устроили овацию и требовали продолжения. И тогда Высоцкий тактично, но очень решительно сказал: "А мы хотели закончить нашу программу все вместе. Это же ведь программа наша общая. У меня у самого есть отдельные программы, но сегодня мы выступаем вместе". Многим нынешним артистам, не обладающим и сотой долей популярности Высоцкого, хватило бы такта произнести такие слова?

"Сколько мы городов посетили! – вспоминал таганский актёр Д.Межевич. – Называйте любой, – не ошибётесь. Везде нас принимали фантастически радушно".*7

И до сих пор помнят Высоцкого в Болгарии. В столице страны Софии даже появилась улица, носящая имя Высоцкого.*8 В Москве улицы Высоцкого нет до сих пор...

О великолепном приёме в Болгарии говорил и сам Высоцкий: "Удивительная публика! Думаю, что тут примешиваются её настроения, как хозяина к гостям, и может быть поэтому нам кажется, что ваша публика принимает нас даже лучше, чем наша. В её аплодисментах мы чувствуем благодарность и желание нас поощрить, доказать, что она всё понимает, что нет языковых барьеров. Интерес вашей публики – не просто любопытство, а желание узнать что-то новое. То, что мы почувствовали здесь, превысило наши ожидания и предположения", – сказал Высоцкий в беседе с журналистом Х.Медникаровым.*9

В Болгарии Высоцкий был, что называется, нарасхват: просьбы дать интервью, выступить с концертом, просто зайти в гости – сыпались, как из рога изобилия. Иногда случались и ситуации курьёзные. Например, в Велико-Тырново Высоцкого позвали к себе болгарские артисты. Естественно, не обошлось без просьбы спеть. Высоцкий спеть не отказался, но неожиданно, после исполнения "Диалога у телевизора", обнаружил, что весь юмор песни ускользнул от недостаточно знавших русский язык хозяев. И тогда он начал... пересказывать песню прозой! "Ну и потом она ему говорит: "Посмотри, какие попугайчики!" Попугайчики это... Попугаи. Это такая птица", – втолковывал Высоцкий своим слушателям.

"Диалог у телевизора", как известно, не короткий, так что Высоцкому было что комментировать...

В один из дней Высоцкий выступал в Русском культурном центре, расположенном в те времена на улице "Шипка" в доме № 34. В подвале этого помещения находился ресторан. Специально для него сотрудники софийской молодёжной газеты "превратили один из залов ресторана "Тройка" в выставку-дегустацию яств и напитков болгарской земли. Оторопевший Владимир спросил: "Это дипломатический протокол?" Бывший с ним журналист В.Кондаков объяснил: "Всего-навсего болгарское гостеприимство, испытание которым можно выдержать лишь при железном здоровье". "Ничего, выдержим", – успокоил Владимир".*10

Очень любопытное сообщение, но есть неточности, – ресторан в помещении РКЦ называется "Дружба", и находился он не в подвале, где на самом деле был клуб Комитета болгаро-советской дружбы, а на первом этаже... Об этом мне сообщил уже цитировавшийся выше С.Ковачев, который беседовал с тогдашним администратором ресторана А.Нещеровым. Тот не помнит точно, бывал ли в ресторане Высоцкий, – он уже пожилой человек, многие детали тех лет забылись, – но говорит, что в "Дружбе" бывали все советские культурные делегации. Смутно помнит Нещеров одного "очень внимательного человека с гитарой, который спел несколько песен"...

К сожалению, не все записи, сделанные в дни гастролей "Таганки" в Болгарии, сохранились. Так, например, утеряна запись, сделанная дома у Л.Георгиева. На мою просьбу рассказать о том вечере он написал, что тогда пригласил к себе группу актёров – В.Высоцкого, И.Дыховичного, В.Золотухина и других.
"Мне была очень дорога запись песни "Сто тысяч дорог позади", которую начинал Володя, а потом подключались все присутствующие таганцы, – писал Л.Георгиев. – Перед исполнением Высоцкий объявляет, что это – гимн "Таганки", потому что театр находится в пути, и он всегда будет идти и развиваться. Я тогда не знал, что слова этого гимна написал не Высоцкий, а поэт Юрий Левитанский, с которым я хорошо знаком. А он не знал, что Володя пел в Болгарии его песню. Когда я в следующий раз был у Юры, я привёз ему кассету. Мы прослушали запись, и он сказал: "Я дарю ему текст! Он нигде не опубликован, ты не пиши, что он мой. Пусть будет его, как все знали"".

Ещё об одной пропавшей записи (даже не просто фонограммы, а видео!) рассказал уже упоминавшийся Л.Коларов в беседе с С.Ковачевым: "Когда "Таганка" была в Софии, Коларов пригласил актёров к себе домой, – писал мне С.Ковачев. – Вместе с ними пришли ребята с телевидения, и они записали исполнение Высоцким нескольких песен. Что потом случилось с записью, Коларов не знает".

С.Ковачев встречался и с Х.Бояджиевым, который лично записывал на видеоплёнку "Гамлета" и "10 дней, которые потрясли мир". По словам Бояджиева, была ещё одна запись Высоцкого – в софийском ресторане "Лотос", но и она оказалось утерянной. Впрочем, может быть, здесь пропажи нет. Как сообщил мне С.Ковачев, "Лотос" – это маленькое кафе рядом со зданием телевидения, именно там проходила съёмка передачи "Вместо интервью", – не исключено, что именно об этой записи говорил Бояджиев, ошибочно назвав её "концертом". При содействии Бояджиева на сайте Болгарского национального телевидения помещён фрагмент из этой передачи.

Так получилось, что о внетеатральной деятельности Высоцкого в Болгарии известно гораздо больше, чем об успехе самих спектаклей, поэтому особый интерес представляют воспоминания выдающейся болгарской актрисы В.Дойчевой:
"Когда "Таганка" приехала в Софию, залы на все спектакли были битком набиты, а на улице стояло, может быть, вдвое больше желающих. Между счастливчиками, успевшими достать билет, была и я. Взволнованная, с предчувствием небывалого праздника спешила я в театр и крепко сжимала в руке билет.
Оказалось, однако, что когда играет "Таганка" с Высоцким, даже если у тебя есть билет, это не значит, что ты непременно доберёшься до своего места. Было так много людей, что с обеих сторон улицы около театра были натянуты канаты, а за порядком следили милиционеры. Я хотела пробить это кольцо, но увидела, что это не удаётся и начала отчаиваться. И как раз тогда Высоцкий, которого я узнала, увидел меня, пытающуюся добраться до дверей, помахал мне заговорщицки рукой и пошёл ко мне. Схватил меня за руку и мы вместе пошли к входу. Тогда я объяснила ему, что у меня есть билет, но мне просто не удалось добраться до билетёрш. Он был немного разочарован этим фактом и прошептал мне что-то, вроде: "А я думал, что совершаю доброе дело, вводя Вас в зал". Он, видимо, недооценивал своё вмешательство, потому что без него мне вряд ли удалось бы увидеть спектакль. Потом я узнала, что многим обладателям билетов не удалось проникнуть в зал или, в лучшем случае, они пропустили первое действие".*11

В те же сентябрьские дни 1975 года был написан один из немногих прижизненных портретов Владимира Высоцкого. Автор его – болгарская художница Дора Бонева. Уже после смерти поэта портрет экспонировался в Москве в Центральном Доме Литератора, откуда он бесследно исчез...

"В последний день перед отлётом нас посетил Живков. Это было в Софии, в помещении театра, был накрыт стол", – рассказывал Д.Межевич.*12 "Личная просьба Тодора Живкова на ужине в честь театра – и Володя поёт: "Только тому, кто в гробу, ничего", – припоминает В.Смехов.*13

Подробнее всех об этом эпизоде рассказал уже цитировавшийся выше журналист В.Кондаков, но и тут не без неясностей: как мы помним, Межевич упомянул банкет в театре, а Кондаков пишет, что это было в резиденции "Бояна". (Во времена Живкова это была закрытая правительственная резиденция, где жил Т.Живков). Не хочу сказать, что я не верю журналисту, но обилие неточностей (в статье также говорилось, что гастроли "Таганки" в Болгарии состоялись в мае, а это уж совершенно очевидная ошибка), конечно, заставляет отнестись к изложенному материалу с осторожностью.

По словам Кондакова, встал сам Тодор Живков: "Другари, среди нас находится человек, которого горячо любит вся Россия и вся Болгария. Это удивительный актёр Владимир Высоцкий. Мне рассказывали, как самоотверженно, буквально не щадя себя, работал он на гастролях. Поэтому я сперва не осмелился попросить его спеть на этом приёме. Но, может быть, Владимир Семёнович сделает исключение лично для меня?"*14

По мнению журналиста, Высоцкому это было очень нужно: "Кажется, я не оправдал доверия искусствоведа в штатском, который приставлен к нашей труппе. Нарушал режим, болтал лишнее... Наверное, сделают невыездным". Спев же по просьбе Живкова, Высоцкий "подошёл ко мне с ехидной улыбкой: "Ну, теперь интеллигенты в штатском хрен выкусят, а то и звёздочки с погон у них полетят".*15

Известно, что на просьбу об автографе Высоцкий чаще всего откликался, но писал стандартно: "Добра! Высоцкий". Об истории одного необычного автографа Высоцкого рассказывает болгарский журналист П.Пунчев:

"В самолёте, на котором мы вместе с Высоцким летели в Москву (после окончания гастролей театра, – М.Ц.), Владимир попытался шутя обыграть одно болгарское женское имя, которое его весьма впечатлило. Написал один-два слога, потом переменил одну букву и добавил ещё одно слово... Я убеждён, что Володя не хотел, чтобы мы забыли эти два слова".*16

Женское имя, столь понравившееся Высоцкому, было Свобода. На фотографии, где Высоцкий–Гамлет держит в руках череп покойного шута, написано его рукой: "Свобода слова!".

Высоцкий хотел снова приехать в Болгарию, сам говорил об этом в передаче цикла "Московские встречи", снятой болгарскими телевизионщиками: "Мне очень хочется ещё раз приехать – и не раз, а сколько придётся, сколько будет возможности".*17

Не удалось... Жизнь же и творчество Высоцкого продолжают вызывать интерес в Болгарии, чему свидетельством выход нескольких поэтических сборников, перевод на болгарский язык книги А.Демидовой "Владимир Высоцкий, каким знаю и люблю", многочисленные газетные публикации. В 1993 году, в связи с 55-летием со дня рождения Владимира Высоцкого, в Софии прошли вечера его памяти, демонстрировались кинофильмы с его участием.

Стихи Высоцкого переводились на болгарский язык многократно (первым стал переводить Высоцкого на болгарский очень известный поэт и драматург Стефан Цанев, его переводы были опубликованы как приложение к пьесе Р.Каугвера "Свой остров" в драматургической серии "Театрална библиотека" в 1972 г.;*18 после этого последовал сделанный Иваном Николовым перевод "Братских могил", опубликованный 3 июня 1973 г. в газете "Народна армия", София), а очень любимый в Болгарии поэт М.Белчев стал исполнять их под гитару. В 2001 году он совместно с Л.Левчевым организовали вечер памяти Высоцкого, заслуживший очень хорошие отзывы в болгарской печати.

При жизни стихи Высоцкого использовались в Болгарии в двух театральных постановках – спектакле "Смертию смерть поправ" по пьесе Б.Васильева "В списках не значился" и спектакле "Каждый ищет свой остров", поставленном в театре "София" Г.Волчек. (Г.Волчек, главный режиссёр театра "Современник", поставила тот же спектакль в своём театре в Москве под названием "Свой остров"). Несколько переводов стихотворений Высоцкого было опубликовано в болгарской прессе. Надо признать, что гораздо лучше он был известен там как актёр, чему свидетельством довольно многочисленные статьи Л.Георгиева.

В Болгарии поставлены несколько спектаклей по поэзии Высоцкого. Первым, видимо, был спектакль на сцене Театра слова в Софии. "Несмотря на невыносимую летнюю жару, маленький зал был переполнен. В течение трёх часов публика слушала любимые строки".*19

Ещё один спектакль – "На все времена" – был поставлен в Молодёжном доме культуры в Варне по сценарию ныне покойного поэта Владимира Левкова, о чём рассказал журнал "Вагант-Москва".*20

В 1999 году в софийском театре "Возрождение" был поставлен спектакль "Я вернусь... ", заслуживший весьма хвалебный отзыв рецензента из софийской газеты "Культура".*21

В 1994 г. фирма "ИТЕХ" отпечатала в Голландии альбом фотографий болгарского художника З.Галибова, сделанных во время спектаклей и репетиций "Таганки" в Болгарии. Тираж 50 тысяч экземпляров разошёлся мгновенно, несмотря на немалую цену.

Скажем и ещё об одной книге. Её автор – болгарский писатель Э.Павлов (Емануил Павлов). Книга называется "В преследване на Висоцки". Вообще-то повесть не о Высоцком, но он занимает в книге очень важное место, начиная с названия, эпиграфа, взятого из песни "Корабли постоят...", и портрета на обложке...*22

Высоцкого в Болгарии переводили так много и так часто, что потребовалось сделать анализ этих переводов. Такую работу выполнила А.Колчакова, выпустившая в 2007 г. в Софии книгу "Перевод авторской песни Владимира Высоцкого на болгарский язык". Перу этой же исследовательницы принадлежит выпущенная в том же году брошюра "Авторская песня и творчество Владимира Высоцкого".

В 2006 г. издательством "Ню медиа груп" выпущен интересный комплект – сборник поэзии Высоцкого в переводе на болгарский под названием "Той не се завърна от боя" и компакт-диск под тем же названием, на котором записаны песни Высоцкого в авторском исполнении.

Пять стихотворений Высоцкого переведены на болгарский язык Андреем Андреевым. Они вошли в выпущенный в Софии в 2006 г. сборник его переводов "Калина алена, калина черна".

Сразу семьдесят переводов Высоцкого сделал Светлозар Ковачев. Эти переводы выпущены отдельной книгой "Владимир Висоцки. 70 нови превода" в 2009 г. в Велико-Тырново.

Стали выходить в Болгарии и мемуары о Высоцком. В 2008 г. софийское издательство "Прозорец" осуществило перевод на болгарский воспоминаний Давида Карапетяна (книга вышла под названием "Спомени за Висоцки") и известной книги Марины Влади "Владимир, или прерванный полёт".

Следует также сказать о выпуске нескольких компакт-дисков с песнями Высоцкого. В 2001 г. фирма "Вирджиния Рекордс" выпустила по французской лицензии диск "Натянутый канат", полностью повторяющий вышедший в 1977 г. во Франции виниловый диск.

В 2002 г. болгарская фирма "Joker Media" выпустила сборник песен Высоцкого на четырёх компакт-дисках. Любопытно, что комплект выходил в двух вариантах – подарочном (четыре диска в одной коробке) и обычном (четыре отдельных диска или аудиокассеты).

Для полноты картины следует упомянуть и появление произведения Высоцкого на одном из дисков серии "Русские эмигрантские песни" ("Руски емигрантски песни"), выпущенной в Болгарии в 1999 г. Почему-то издатели решили, что песня "Бодайбо" (на этом диске она называется "На короткий срок") – эмигрантская. Видимо, сбило с толку то, что её спела потомок эмигрантов "первой волны" Д.Верни, в чьём исполнении она и попала на болгарский диск.

В Болгарии очень часто проходят вечера памяти Высоцкого. Об одном из них, состоявшемся 4 февраля 2004 г. в Варне, сообщила издающаяся в Софии "Русская газета". На вечере звучали стихи Высоцкого на русском и болгарском языках, поэты читали свои посвящения Высоцкому. Был даже показан самодеятельный фильм, в котором фотографии из архива его автора Ж.Скулева показывались под фонограммы песен Высоцкого.

""Гвоздём" вечера стало выступление певца-гитариста Владимира Стоянова. Сильный голос певца, поющего без микрофона, заполнил зал. Слушатели притихли, внимая рубленым фразам песен Высоцкого. Это были моменты, когда все присутствующие в зале были объединены одним порывом, одними мыслями".*23

"Когда непоправимое приходит так рано и неожиданно, вдруг начинаешь сознавать, насколько мы становимся беднее без таких художников, как Высоцкий, – писал в своей книге Л.Георгиев. – Эта потеря невосполнима. Талант не повторяется, он единственный.
Мы можем только продолжать любить его".