М.Ц. – О Вашей с Владимиром Семёновичем совместной работе в картине Е.Карелова "Служили два товарища" знают все, кто интересуется отечественным кинематографом. Но была у вас ведь и ещё одна творческая встреча – в картине "Грешница" в 1962 году.
И.С. – Об этом я совершенно забыла, через несколько лет мне об этом напомнил Володя, но эпизод этот был из фильма выброшен.

М.Ц. – Где снимался эпизод с Высоцким?
И.С. – Картина создавалась на "Мосфильме", а эпизод с Володей снимался под Москвой в Бужарово.*1 Во время съёмок "Служили два товарища" Володя сказал мне: "Иечка, ведь мы же давно знакомы. У меня в те времена не было ни заработка, ни театра, ни кино – ничего. И вдруг – счастье: меня приглашают сниматься. Друзья спрашивают: "А что там?" – "Да ничего. Крошечный эпизод. Саввина там снимается". – "Саввина?! Да это ж кошмар! Как ты с ней работать будешь?"
"Ехал, – рассказывал Володя, – с дрожью в коленках. И погода жуткая, холодно, с электрички сошёл..."
А дальше я вспомнила, как это было, когда он мне напомнил. Режиссёр Володю увидел: "Прекрасно, сейчас будем снимать". А я смотрю – он же синий от холода!
Володя говорит: "И тут ты говоришь: "Что? Как снимать?! Дайте ему чаю, дайте бутербродов, пусть человек согреется, отдохнёт, тогда и работать будем". И я подумал: "Вот это да! А говорили, что сволочь".

М.Ц. – Что именно вырезано из роли Высоцкого в кинофильме "Служили два товарища"?
И.С. – Вырезана была, как мы её называли, "постельная сцена". Это была лучшая сцена! Это не так, как сейчас показывают, что происходит в постели. У нас герои просто лежали в каюте на кораблике, просто разговаривали. Но между ними происходит НЕЧТО. Вся группа съёмочная просто в восторге была! Это была гениальная сцена. Почему её вырезали...
Я не могу уже, естественно, вспомнить всё, что тогда было, но я помню, что три дня я готовила Володю Высоцкого к этой сцене, потому что это была его первая такая большая роль. Я его водила по мосфильмовским коридорам, мы ходили и готовились к этой сцене. И в результате сцена оказалась вырезанной. Почему? А потому что белогвардейцы не должны были так любить! В результате я этот фильм потом много лет просто не могла смотреть.

М.Ц. – Какие-нибудь ещё эпизоды с участием Высоцкого были выброшены при окончательном монтаже?
И.С. – Не знаю. Я говорю только о наших с ним совместных сценах.

М.Ц. – После этого фильма у Вас творческих контактов с Высоцким не было?
И.С. – К сожалению, больше ни одного раза на съёмочной площадке мы вместе не работали.

М.Ц. – Следующий мой вопрос будет длинным. Дело в том, что в 2004 г. в Польше был выпущен компакт-диск с воспоминаниями известного режиссёра А.Ханушкевича, долгие годы возглавлявшего Народный театр в Варшаве. В сентябре 1973 года театр был с гастролями в Москве, и однажды после спектакля актёры театра вместе с Владимиром Высоцким оказались у Вас в гостях. По воспоминаниям режиссёра, в труппе был актёр, ненавидевший Россию (советские коммунисты уничтожили его семью). Он даже не хотел ехать в Москву, но он был занят в трёх спектаклях, и Ханушкевич отказался его заменять. Когда Высоцкий начал петь, этот актёр заплакал. Повторяя: "я же вас ненавижу...", он, тем не менее, оказался потрясён песнями Высоцкого. В то же время, жена Ханушкевича, ведущая актриса театра З.Куцувна, в своих воспоминаниях этот драматический момент не приводит вовсе, а просто рассказывает, как Высоцкий пел, когда все сидели у Вас в квартире за столом.
И.С. – Ну, Ханушкевич, как всегда, фантазирует. Я не знаю, кто там плакал, но не Володя их пригласил, а "Хан" мне сказал (мы Ханушкевича называли "Хан"): "Ия, мы хотим к тебе прийти". А я только что переехала, ни стола нет, ничего. А он говорит: "Да мы на полу посидим".
И вот они пришли. Я на том спектакле не была, а позднее посмотрела "Три сестры", спектакль мне жутко понравился. Это было лихо, здорово, быстро! Ну Ханушкевич вообще грандиозный мужик.
А через какое-то время появляется Володя с гитарой. Ханушкевич даже и не сказал мне, что Володя придёт. А в остальном – всё правильно: действительно Володя пел и действительно был дивный вечер, был прекрасный Ольбрыхский, была замечательная Куцувна. Это всё у меня стоит перед глазами.
И ещё помню, Володя мне сказал (у него с Мариной была трёхкомнатная квартира, а у меня двухкомнатная; Марина в Париже, а я одна): "Ия, и что же мы с тобой будем делать вдвоём в пяти комнатах?"*2 Я говорю: "Ну, что-нибудь придумаем".
Однажды прислали мне предложение и даже долларами поманили. Какое-то издательство мне написало: "Вы единственная, кто не написал о Высоцком". И намёк, что, может, у Вас там с ним какие-то отношения были... Долларами заплатить обещали. Я порвала эту бумагу и выбросила в унитаз, потому что у нас с Володей были замечательные, потрясающие, чистейшие дружеские отношения.
Володя меня просто обожал, а я считаю, что он уникальный, невероятный человек. Я могла сидеть на ковре у его ног до шести утра, когда он пел. Я его бесконечно люблю.
Есть три человека – Высоцкий, Раневская и Ефремов. Это люди, о которых я не могу писать и не могу говорить. Мой лексикон не может охватить масштаб их дарования и таланта.
Когда Высоцкого не стало, я привозила на его могилу цветы отовсюду, где была. Даже из Ирландии, помню, огромный роскошный букет привезла – пропустили через таможню. Привозила и говорила: "Это тебе, Володечка".

5.11.2006 г.