М.Ц. – Вы снимались с Высоцким в фильме "Увольнение на берег" в 1962 году. Познакомились Вы с ним на съёмках или позднее?
Н.К. – На съёмках я его даже не помню. Я в Севастополе была недолго. Да и потом меня Володя тогда не интересовал. Если я и видела его там, то не обратила внимания.

М.Ц. – Однажды в интервью Вы сказали, что Высоцкий посвящал Вам стихи, но журналиста, похоже, этот факт не заинтересовал...
Н.К. – Я находила стихи в своём почтовом ящике. Причём долгое время я не знала, кто пишет. Но вот однажды я возвращалась из Финляндии, прогуливалась на вокзале и заметила его. После этого я опять нашла у себя в почтовом ящике стихи, которые явно говорили о том, что он видел меня на вокзале. Меня там больше никто не мог видеть, кроме тех людей, которые со мной ездили.

М.Ц. – На тот момент вы уже были знакомы?
Н.К. – Официально – нет. Потом мы с ним встретились в концертном зале Дома советской армии. Это был, наверное, 1970-й год. Это был сборный концерт. В первом отделении выступали Вера Васильева,*1 я, ещё кто-то. А всё второе отделение должен был петь Высоцкий.
Володя подошёл к администратору концерта и сказал: "Я на машине, я поеду проводить Наташу". А я просто не могла позволить ему меня проводить, потому что я ехала в гости, где меня ждала большая компания, поэтому я ему сказала: "Не надо меня провожать, я сама поеду".
Я до сих пор страдаю оттого, что я ему так сказала, потому что он очень сжался. Сжался, поджал колени... Каким-то маленьким сразу стал... Ему все говорят: "Володя, Владимир Семёнович! Мы же этот концерт организовали из-за Вас, чтобы Вы здесь выступили". А он говорит: "Я не буду выступать. Я хочу быть с ней".
В общем, он мне подал шубу, и я ушла. После его смерти я очень сожалела об этом дне. Наверное, надо было взять его с собой в ту компанию. Но ведь концерт был организован ради него, все остальные номера были как бы второстепенные.

М.Ц. – После этого Вы встречались с Высоцким?
Н.К. – Мы с Егоровым*2 очень часто встречались с ним в Доме кино. Он много раз говорил Егорову: "Давайте дружить, давайте общаться". У Володи даже есть песня о том, чтобы я осталась с Борисом. Я эту песню только слышала. Что-то там: "Любимая, Наташа, чудо..."*3
Борису Высоцкий очень нравился, он его просто обожал, ходил на его спектакли, и Володя всегда приходил к нему в антракте. Но у нас была другая компания – космонавты, Юлиан Семёнов, Юрий Сенкевич. Как-то всё было другое, и Володя туда не попадал.
Володя как-то меня очень хорошо чувствовал. Он не был рядом, но понимал меня, мои действия. Он понимал, что в жизни я поступаю честно, и веду себя так, как я считаю нужным.

М.Ц. – У Вас не сохранились тексты стихов, которые Высоцкий кидал Вам в почтовый ящик?
Н.К. – Вы знаете, Боря всё сжёг. У меня был целый ящик писем от разных людей, из разных стран, и как-то на даче он всё это бросил в печь.
Я помню только несколько строчек из того стихотворения, что он написал, увидев меня на вокзале.

Прошла весна, промчалось лето,
Мелькнула осень желтизной,
В душе моей всё время это
Была, Наташа, ты со мной.

Но вот пришла зима седая,
И вновь тебя увидел я...

А дальше я не помню... Это было длинное стихотворение. Оно написано в 1970-е годы. Это немножко не его стиль, но это хорошие лирические стихи.
У меня такое впечатление, что Володя был очень стеснительным человеком. Он не мог написать мне ничего наглого, нехорошего. Он не решался даже мне позвонить.
Обидела я его, в общем. Так можете и написать.

19.01.2010 г.