М.Ц. – Борис Михайлович, как и когда Вы познакомились с Владимиром Высоцким?
Б.С. – Нас познакомил артист Сева Абдулов. Он очень дружил с Володей и хотел нас представить друг другу. Он, помню, говорил: "Я Володе о Вас рассказывал, он очень хочет с Вами познакомиться". И мы как-то, наконец, встретились, сидели до утра. Мы с Абдуловым пили водку, а Володя не пил, только разговаривал, слушал и хохотал.

М.Ц. – Вы дружили с Высоцким?
Б.С. – Я не могу сказать, что мы дружили. Дружил с ним Сева Абдулов, они встречались чуть ли не каждый день. А я... Ну, мы виделись, конечно. Помню, ездили в ресторан в Архангельское, под Москвой.

М.Ц. – Каким Высоцкий запомнился Вам?
Б.С. – Я никогда не видел его пьяным, и никогда он при мне не пил. Интернет-радиостанция. Когда я с ним встречался, он всегда был в "завязке". Это был совершенно очаровательный, предупредительный, с огромным уважением к окружающим человек. В том числе, и лично ко мне. Я говорил ему: "Володя, говори мне "Борис". Он отвечал: "Нет, Борис Михайлович, я так не могу, Вы старше меня". На редкость просто был очаровательный и интеллигентный человек. Мне говорили, что когда он выпивал, то менялся. Я этой его стороны не знаю совершенно. Вообще, я Вам скажу, что всюду, где мы встречались (а бывало это довольно часто), пили водку. Так – я пил, а он – нет, и спокойненько смотрел, как другие люди пьют и радуются.

М.Ц. – Вы снимались с Высоцким в фильме "Интервенция". Что запомнилось Вам из того времени?
Б.С. – Во время съёмок мы жили с Володей в одном номере в гостинице "Англетер" в Ленинграде. Я тогда обратил внимание на одну его характерную черту: его не надо было уговаривать спеть. Ему надо было, чтобы был слушатель, тогда он сразу брал гитару и начинал петь.
Я, помню, напевал ему его, так называемые, "блатные" песни, а он сказал: "Борис Михайлович, я эти песни впервые слышу!" Я говорю: "Володя, как же так? Эти песни пошли по всей стране и сделали тебя знаменитым". Он мне так ответил: "Я когда выпивал, то я пел. Что я пел, – я сам теперь уже не помню, я на ходу сочинял эти песни".*1

М.Ц. – Были ли у Вас с Высоцким общие друзья?
Б.С. – У нас был общий друг, капитан теплохода "Грузия" Анатолий Гарагуля. Он одессит, но когда он приезжал в Москву, то мы обязательно встречались то у Володи, то в гостинице. Это очень часто бывало. Там и Андрей Тарковский бывал, и Эдмонд Кеосаян, режиссёр "Неуловимых мстителей", и Булат Окуджава. Ну, Окуджава, собственно, в этой компании не был, он изредка приезжал.

М.Ц. – Теперь вопрос к Вам как к профессионалу. Ваша оценка Высоцкого – киноактёра?
Б.С. – Ну, что я могу сказать? Я влюблён в него как в барда. То, что он делал как бард – это гениально, на мой взгляд. А как артист кино... Я считаю, что есть и лучше. То есть, он не был плохим актёром. Нормальный, хороший артист, но не гениальный. Знаете, есть артисты хорошие, а в кино сниматься не могут, просто не умеют. Театр и кино – это же разные вещи. В кино есть камера, но нет людей, нет зрителей, а кто-то привык к ним. А Высоцкий хорошо чувствовал камеру, поэтому у него не было проблем в этом плане. Он играл как в театре, так и в кино, был свободен. А вообще-то, не так уж много он играл в кино.

М.Ц. – Даже очень немного. Он снялся в 28 фильмах, считая даже крошечные эпизоды. А какая, на Ваш взгляд, лучшая его роль?
Б.С. – Лучшей его ролью я считаю роль поручика Брусенцова из фильма "Служили два товарища". Но я не все фильмы с его участием видел. Не знаю, в частности, последних его работ в "Маленьких трагедиях" и "Месте встречи..." Когда они вышли на экран, я уже эмигрировал.

М.Ц. – Видели ли Вы Высоцкого в ролях его театрального репертуара? Ваше мнение о нём как о драматическом актёре?
Б.С. – Да, я видел его в театре, в частности, в роли Гамлета. Ну, что сказать? Вообще, вопрос искусства – это дело вкуса. Лично мне эта трактовка не нравится. Когда выходит человек в свитере и с гитарой и играет Гамлета – мне это непонятно. Меня трудно убедить в таком "колхозном" варианте – Гамлет в свитере.
О Высоцком могу сказать, что и в театре, и в кино он был хорошим актёром, но это не главное. Главное же в том, что песни свои он исполнял как актёр. Вот это он делал замечательно! Ещё раз скажу: я считаю, что он был гениальный бард. Выше него никого не было и, вероятно, долго не будет.

27.03.1994 г.