М.Ц. – Вы писали музыку для спектакля "Необычайные приключения на волжском пароходе", сценарий которого написал Кирилл Ласкари, а тексты песен – Владимир Высоцкий. Что Вам запомнилось из этой работы?
Г.Ф. – Мы начинали эту работу в 1973 году. К сожалению, премьера спектакля состоялась уже после смерти Высоцкого. Мы встречались неоднократно дома у Ласкари, а однажды Высоцкий был у меня дома. Не помню, сколько именно раз мы встречались, но встреч было немало. Я думаю, у Ласкари должны были сохраниться фонограммы.

М.Ц. – Вы писали музыку, исходя из авторской мелодии?
Г.Ф. – Я шёл только от его стихов, мелодии были написаны на его стихи.

М.Ц. – Как работалось с Высоцким?
Г.Ф. – Он был человек очень профессиональный, обязательный, так что никаких проблем не возникало в плане общения. Воспоминания у меня о нём самые лучшие – обязателен, точен, порядочен.

М.Ц. – Прошло много лет, прежде чем спектакль был поставлен. Почему тогдашние власти приняли его, что называется, в штыки?
Г.Ф. – Да я сам не могу понять. И ведь такое отношение было не только в Ленинграде. Мы этот спектакль пытались "пробить" в Москве, но не вышло. И потом была попытка в Петрозаводске – с тем же результатом.

М.Ц. – Вы думаете, проблемы были из-за того, что там были песни Высоцкого?
Г.Ф. – Ну, я не знаю... Да и потом, прошло очень много лет, я уже не помню. В конце концов, спектакль поставили в ленинградском театре имени Ленинского комсомола, году в 1983-м. В то время там главным режиссёром был Опорков, это было принято к постановке. Я делал инструментовки для оркестра нашего радио, в спектакле это звучало под фонограмму. Спектакль был принят хорошо, он шёл несколько лет.
В 1983 году тоже были проблемы с постановкой. В Ленинграде был один представитель министерства культуры, который очень противился выпуску спектакля. Уж не знаю, что они там нашли такого антисоветского... Ну, чиновник – такой перестраховщик.
Помог очень тогдашний директор театра, он теперь, кажется, замминистра культуры России. Он сумел сделать так, чтобы спектакль, наконец, вышел.

М.Ц. – Через несколько лет Вы снова работали с Высоцким...
Г.Ф. – Да, это уже было в Москве. На студии имени Горького ставился фильм "Вооружён и очень опасен". Этот фильм ставил режиссёр Вайншток, классик нашего кино. Он поставил когда-то "Дети капитана Гранта", "Всадник без головы". Этот фильм, где мы встретились с Высоцким, был его последним. Туда вошли песни Высоцкого, которые в картине исполнила Людмила Сенчина.

М.Ц. – Высоцкий говорил на концерте, что первоначально планировалось, что он будет петь сам.
Г.Ф. – Да, это действительно планировалось, но почему-то не получилось. Там остались отголоски темы одной песни, написанной для главного героя. Я использовал эту тему по просьбе Высоцкого. А Высоцкий, в свою очередь, сделал несколько текстовок на мои мелодии.

М.Ц. – То есть, песни, исполненные Сенчиной "Не грусти, забудь за дверью грусть...", "Расскажи, дорогой, что случилось с тобой..." и "Запоминайте! Приметы – это суета..." писались уже на готовые мелодии?
Г.Ф. – Да, именно так. Высоцкий был человек высокопрофессиональный. Если что-то не попадало изначально в ритм, то он это доводил до кондиции. То есть, был нормальный творческий контакт. Он часто приезжал ко мне в гостиницу "Москва", где я жил во время приездов в Москву, и мы с ним работали. Ну, и на студии во время записи он, конечно, бывал. Вообще, отнёсся к этой работе с большим интересом.

М.Ц. – Одна песня в фильме оказалась использованной так, как Высоцкий не любил. Она перебивается диалогом, помните?
Г.Ф. – Да, помню. Это так получилось при монтаже, такой идеи изначально не было.

М.Ц. – Как Вы считаете, Высоцкий был доволен результатом?
Г.Ф. – Думаю, что да. Во всяком случае, мне он говорил, что доволен. По тем временам это были очень современные аранжировки в роковом стиле. Это было не два притопа – три прихлопа, а хорошая запись под оркестр.

М.Ц. – Как Вы оцениваете музыкальную сторону творчества Высоцкого?
Г.Ф. – Ну, я считаю, что пение его, конечно, актёрское. Это пение бардов. В исполнении он брал, я бы сказал, нервом. Стихи его на много порядков выше, чем музыкальная часть. Ему, собственно, и не нужна была какая-то особая мелодия, потому что главное-то у него – текст, характер персонажа. А стихи его самоценны, их можно воспринимать не обязательно с голоса, но и читая. Я думаю, Высоцкий – один из немногих, чьи стихи пережили своё время, не потеряв качества.

14.01.2006 г