М.Ц. – В сентябре 1974 года Театр на Таганке гастролировал в Вильнюсе. 13 сентября главный режиссёр театра Ю.Любимов и ведущие актёры, в числе которых был Высоцкий, побывали на Литовском телевидении. Вы вели ту передачу. Не трудно было её организовать? Всё-таки в Советском Союзе "Таганка" была не в фаворе...
И.А. – В Литве была совершенно иная внутренняя обстановка, даже политическая обстановка была другая. "Таганка" приехала на гастроли по приглашению министерства культуры Литвы, поэтому телевидение не делало никаких преград. Наоборот, оно даже поощряло такие вот встречи с актёром. Проблем с организацией приглашения актёров на телевидение не было никаких.

Более того, все очень бурно приветствовали их выступления, которые проходили во Дворце профсоюзов. Это был огромный зал. "Таганка" начала гастроли со спектакля "Деревянные кони", и зрители, затаив дыхание, смотрели постановку. А Любимов потом мне рассказывал, что они были поражены молчанием зала. Он сказал актёрам: "Мы провалились, но давайте до конца играть. Они ничего не понимают и не реагируют".
А когда закончился спектакль, были такие овации! Все встали. И актёры потом спрашивали: "Что же это такое?" Я им сказала: "Литовцы всегда так реагируют. Это же не московская темпераментная публика. Мы молчаливые люди..." А спектакль был великолепен! Там были Демидова, Славина. Как они играли! Просто дух захватывало!
Кстати, по окончании гастролей был приём в министерстве культуры, где труппу приветствовал сам министр. Было очень интересно, актёры рассказывали разные интересные вещи, но Высоцкого там не было, он уехал из Вильнюса раньше. Получилось так, что его совершенно запоили на одном из заводов, где была встреча с рабочими. Сам Любимов мне говорил: "Мы должны его отправить обратно в Москву. Он уже играть не может, и вообще есть опасность, что его тут просто споят". Так что на приёме в министерстве он не был, но на телевидении был.

М.Ц. – Передача с участием таганских актёров прошла по телевидению только один раз или её потом повторяли?
И.А. – Только один раз. Это шла живая передача, прямой эфир, передачу не записывали. У нас ещё не было аппаратуры, чтобы это записать, поэтому всё шло "живьём". Все актёры участвовали, а под конец Владимир Высоцкий пел свою песню "Кони".*1

М.Ц. – До сих пор ходят сплетни, что эту передачу смыли по приказу председателя Гостелерадио СССР Лапина…
И.А. – Да нет, Лапин не мог этого приказать по той простой причине, что передача не была записана на плёнку.

М.Ц. – Высоцкого к тому времени уже знали в Литве?
И.А. – Знали прекрасно. Был уже такой всплеск интереса к нему, так его хорошо уже знали, что даже очень осторожному руководителю нашего телевидения и в голову не могло прийти запретить такую знаменитость.
И как прекрасно и Высоцкого, и других актёров принимали на телевидении! Операторы, режиссёры бегали, хотели хоть краешком глаза их увидеть. Любимов ходил такой довольный, всё было очень хорошо.

М.Ц. – После этой передачи Вы ещё встречались с Высоцким?
И.А. – Я их всех повезла в Тракай. Поскольку я работала в министерстве культуры, то я сопровождала их автобус. Там получилась такая интересная ситуация. Незадолго до этой поездки я написала статью о спектакле "Добрый человек из Сезуана", который они привозили на гастроли, в котором Владимир играл лётчика.
И вот едем мы в Тракай, я сижу впереди, рядом с шофёром. Вдруг ко мне подходит Высоцкий. И, повернувшись лицом к тем, кто сидел в автобусе, говорит: "Ваша фамилия Алексайте?" Я говорю: "Да". – "Это Вы писали о "Добром человеке из Сезуана?"" – "Да, – отвечаю, – я писала". Володя мне говорит: "Уважаемая, что же это Вы обо мне ничего не написали?"
А я действительно о нём ни слова не написала. И скажу почему. Потому что мне показалось, что он столько уж славы получил во время этих гастролей... Ну не знаю... Вот пропустила как-то его. Я ему говорю: "Ой, Вы знаете... Так вышло". На что он мне отвечает: "А ведь плохо вышло!" И все начали смеяться, потому что он с юмором это сказал.
Вот это всё, что я могу Вам рассказать о Высоцком.

10.02.2009 г.