М.Ц. – В интервью журналу "Театр",*1 которое Вы дали в 1986 году, Вы говорили, что встретили Высоцкого в Новокузнецке в 1973 г. после спектакля "Трибунал".
Л.Д. – Да, было такое. Я гастролировал там. Не со своим театром, а один. В их спектакле я играл главную роль. А Володя там параллельно выступал с концертами. У нас даже была общая афиша: "Концерты Владимира Высоцкого. Гастроли Льва Дурова". Где-то она у меня лежит...

М.Ц. – То есть, Вы выступали в одном помещении – в Драматическом театре?
Л.Д. – Там и ещё в Междуреченске. Мы туда съездили на совместный концерт.
Там была забавная ситуация. Был там начальник отдела культуры по фамилии Курочкин. Замечательный мужик, чудо просто. Добрейший, интеллигентнейший человек. И вот после Володиных гастролей его вызвали в Москву на ковёр. Вы же знаете, конечно, что после Володиных гастролей в Новокузнецке был скандал.*2
Вызвали его и говорят: дескать, покайтесь по поводу организации концертов Высоцкого, иначе Ваши дела очень плохи. Он говорит: "Понимаете... Ну как я могу покаяться, когда начальник Госбезопасности области на вертолёте прилетел специально, чтобы послушать Высоцкого, и просил меня оставить билеты. Первый секретарь обкома тоже прилетел на вертолёте..." И назвал он таким образом начальников десять, которые на вертолётах слетелись на Высоцкого. – "Ну как мне каяться?" Тогда ему сказали: "Вот что, Курочкин... Вали отсюда!"

М.Ц. – До встречи в Новокузнецке Вы с Высоцким были знакомы?
Л.Д. – Ну как... Кивались, конечно. Бывали всякие забавные сцены. Помню, я был на премьере "Вишнёвого сада" и поздравлял его с ролью Лопахина. Мы стоим за кулисами, я говорю: "Володя, ты замечательно играешь!" Вдруг он прыгнул от меня в свою гримуборную и дверь захлопнул. Вижу – идёт Любимов. Я ему говорю: "Юрий Петрович, я Вас поздравляю с замечательным спектаклем". Любимов на меня долго молча смотрел... Потом удалился.
Володя выглядывает: "Ушёл?" – "Ушёл, – говорю. – А что такое?" – "Да если бы он услыхал, что ты меня хвалишь, мне не жить!"

М.Ц. – Когда я работал над статьёй о фильме "Вооружён и очень опасен", то разговаривал с Людмилой Сенчиной. Она говорила мне, что Высоцкий часто появлялся на съёмочной площадке. Вы его видели там?
Л.Д. – Нет, ни разу.

М.Ц. – А на картине "Ветер "Надежды"", в которую Высоцкий написал несколько песен, а Вы сыграли роль поляка-мореплавателя, встречались?
Л.Д. – Нет-нет. Это же всё кино. Я сам там снимался один день. Или полтора дня, максимум. Там тоже у меня была замечательная история. Я сам придумал себе эпизод, что я купаюсь в море, держась за фал.
Говорухину это понравилось, мы снимаем... Говорухин сидит в лодке, с трубкой в зубах, в панаме – и с гаремом. Такие вокруг него красавицы-манекенщицы. А море довольно прохладное...
Я уже синий, а Говорухин мне кричит: "Дуров! Приготовься! Сейчас мы будем снимать твой самый длинный проплыв". Я ему говорю: "Слава! А пошёл ты на... Хочешь снимать – плавай сам! Вместе со своим гаремом!" А когда я вылез на берег, народ, который толпился вокруг, встретил меня овациями. Потому что звук был отлажен хорошо, и вся Ялта слышала мой дивный монолог. Говорухин не разговаривал со мной потом года три... И песня Высоцкого "Мореплаватель-одиночка" в фильм тоже не вошла.

25.11.2007 г.