М.Ц. – Сколько раз Высоцкий выступал в вашем институте? (Речь идёт об Институте микробиологии и вирусологии им. акад. Д.К.Заболотного НАН Украины, – М.Ц.)
Н.П. – Два раза. Сначала в сентябре 1971 году, потом через год, в 1972-м. Наша заведующая отделом Елена Яковлевна Рашба написала ему стихотворение. Он знал эти стихи, я ему посылала. И вот после второго концерта он меня спросил: "Эта та женщина в зелёном платье, что сидела в первом ряду, написала мне стихи?" Я говорю: "Да, Володя, а откуда Вы узнали?" Он ответил: "Я почувствовал".***1

М.Ц. – Второй концерт тоже Вы организовывали?
Н.П. – Да, конечно!

М.Ц. – Не припомните, это было весной или осенью 1972 года?
Н.П. – Насколько я помню. Это было уже после лета, мы были уже все довольно тепло одеты. Причём, этот концерт не разрешали, его организовали неофициально. Я подошла к секретарю парторганизации нашего института, которого я знала ещё студентом. "Можно, – говорю, – провести концерт Высоцкого?" На что получила ответ: "Ты ко мне не подходила, ты со мной не разговаривала". На свой страх и риск я этот концерт сделала.

М.Ц. – А как Вы узнали, что Высоцкий в Киеве?
Н.П. – Вот это я уже припомнить не могу. Когда мои знакомые ездили в Москву, я – признаюсь в таком грехе – передавала ему украинскую горилку с перцем и торты "Киевские". Передавала и письма. Помню, однажды написала: "Володя, когда Вы в Киеве, все об этом тут же узнают". Так что как-то вот узнала...

М.Ц. – А когда Вы познакомились с Высоцким?
Н.П. – Театр "Таганка" приехал в сентябре 1971 года на гастроли в Киев. Перед знакомством, я увидела его в спектакле "Пугачёв". Впечатления от спектакля были у всех зрителей на уровне нервного срыва. Безусловно, в этом заслуга силы и мощи, глубины игры Владимира Семёновича. Институт биохимии устраивал концерт в Доме учёных на Владимирской.
А началось всё со скандала, потому что директор Дома учёных не разрешал проводить концерт. Он говорил: "Вы меня обманули! Вы сказали, что будет научно-техническая конференция!"
Я ведь на концерт с трудом попала. Когда мне позвонили, что будет концерт Высоцкого, я побежала к своим друзьям в Институт биохимии, выпрашивала у них билетики. А со мной же приехало пол-института, так что я по одному билетику просила у многих, и все мы прошли.
Концерт долго не начинался, я пошла узнать, в чём дело. Дверь была уже закрыта, я прошла через сцену. Вижу, в комнатке сидит Володя с гитарой, – я первый раз тогда его увидела. Я поздоровалась и прошла в кабинет директора, а он там отчитывал организаторов концерта Высоцкого и категорически сказал: "Нет, концерта не будет!"
Я это услышала и говорю: "Вы меня извините, пожалуйста, но это столичный Дом учёных. Мы не имеем права так поступать. Это некрасиво – московский актёр не виноват в нашем промахе. Я очень Вас прошу разрешить концерт". Он говорит: "Да я не имею права разрешить! Это невозможно даже с противопожарной точки зрения – люди сидят на полу, в проходах, на подоконниках". Я ему в ответ: "Да вчера в Театре оперетты на спектакле "Таганки" "А зори здесь тихие" люди тоже на полу сидели, и никто ничего не сказал. Я Вас просто умоляю: разрешите концерт. Если б я мужиком была, я б этим людям морду набила за то, что они Вас обманули, но – позвольте начать концерт".
Он тогда: "Ну, так... Хорошо... Но сделайте так, чтоб были хоть какие-то проходы". Я ему говорю: "Большое Вам спасибо!", повернулась, – а в дверях стоит Высоцкий, который весь этот разговор слышал. И вдруг он мне говорит: "Объявите меня, пожалуйста". Я говорю: "Я боюсь". Он мне в ответ: "Это Вы боитесь?!"
В общем, я вышла на сцену и сказала: "У нас в гостях Владимир Высоцкий!" Он подождал, пока я через сцену прошла на своё место и начал концерт. После концерта мне мои друзья устроили скандал: "Так ты, оказывается, давно его знаешь?! А мы от себя отрывали билеты, чтоб тебе дать". Я говорю: "Да что вы! Мы только что познакомились".
Потом я к нему подошла: "Володя, я очень Вас прошу выступить у нас в институте". Он говорит: "А зачем Вам? Вы же меня только что слышали". Я ему: "Володя, а сколько моих друзей Вас ещё не слышали!"
Там произошёл случай, о котором Вы, наверное, знаете.

М.Ц. – "Товарищи учёные"? Да, я читал об этом в "Фактах".*2 Вы бывали на других концертах Высоцкого в Киеве?
Н.П. – Да, я помню, был концерт для сотрудников института физической химии, это уже, кажется, был 1973 год. Но там очень маленький зал, поэтому концерт они устроили в школе на проспекте Науки. Номера дома и номера школы я не помню. Запомнилось, что мы встретились возле института физхимии и вместе поехали в эту школу, где было уже очень много народа. После выступления мы с ним зашли в класс и целый час разговаривали. Он сказал: "Не надо, чтобы люди заходили, я немножко отдохну".
Я сидела рядышком со сценой. Он покосился на графин с водой, я налила ему воду. А потом я слышала это на записи, как он сказал: "Вот скажут теперь, что Высоцкий на концерте что-то не то пьёт".

М.Ц. – После 1973 года Высоцкий бывал в Киеве? Если да, то выступал ли?
Н.П. – Насколько я помню, он как-то приезжал в Киев, но без концерта.

М.Ц. – Вы видели Высоцкого в спектаклях "Таганки" после киевских гастролей?
Н.П. – Да, в 1971 году я приехала в Москву на "Десять дней, которые потрясли мир", а на будущий год я была на конференции в Серпухове и оттуда электричкой приехала со своими друзьями на "Гамлета". Это было в День рождения Володи, 25 января. Встретились с ним утром, во время репетиции. Он говорит: "Наташа, ничего не могу сделать! Даже Марине отказали в билете". Я говорю: "Ну, Марина ещё посмотрит, а мы специально приехали". И он сделал нам билеты в четвёртом ряду. Я говорю: "Ой!" Он мне: "Что "ой"? В первом ряду – могила, туда не надо". Ну, это было нахальство, что сказать.
Причём, такой ещё момент. Он мне сказал: "Приходите в кассу до трёх часов и заберите билеты". И вот, обнаглевшие от того, что у нас заказаны билеты на "Гамлета", мы пошли гулять по Москве, зашли в "Арагви"... Короче говоря, у кассы я появилась в половине седьмого. Администратор мне говорит: "А Ваши билеты отданы, надо было раньше получить". У меня на голове шапка поднялась вместе с волосами от ужаса, что меня там друзья ждут, а я в прямом смысле прогуляла билеты!
Я побежала на служебный вход, а там стоит Евтушенко. Я к нему бросилась: "Женя, что делать?" (Мама меня потом поругала: "Ну как ты могла назвать его просто Женей?" Я ей сказала, что в журнале "Америка" была статья, где он говорил: "Зовите меня Женей".) – "А в чём дело?" – "Высоцкий оставил мне билеты, а я поздно пришла за ними". Он говорит: "Ну ладно, идёмте к Дупаку". Пришли мы, Евтушенко объяснил ситуацию, и Дупак велел нас провести. Вот так мне удалось увидеть "Гамлета".
После спектакля мы зашли к ним в уборную (помню, что кроме Володи там были ещё два актёра), благодарили за современный спектакль. Я говорю: "Ребята, Вы даже не понимаете, что вы делаете!" А Володя с ухмылкой: "Почему не понимаем?! Все понимаем!"
Потом я уже познакомилась с его мамой. Я к Нине Максимовне приезжала и когда Володи уже не было. Однажды она мне сказала: "Володя получал очень много писем. Большинство он рвал, а Ваши остались".
Я писала ему интересные вещи. Рассказывала о том, что моя бабушка видела Сару Бернар в роли Гамлета; о том, что мой дед пел с Шаляпиным в Большом театре...
Нина Максимовна мне сказала: "Однажды я спросила Володю: "А ты помнишь Наташу Преображенскую?" Он сказал: "Да, помню".
Не скрою, мне это очень приятно.

6.05.2007 г.